СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Переход через пропасть. Уроки первого Майдана. Часть 2

08 января 2019 г.

Сергей Моисеев

Следующим для меня важным моментом были президентские выборы на Украине в 2004-м году. Тогда стало окончательно ясно, что это не просто выборы, это столкновение тектонических цивилизационных плит.
15 октября 2004 года Ющенко решил по приезду в Харьков в пиар целях провести встречу с представителями рус-ских общин. Гена Макаров (он тогда в Харькове возглавлял организацию «За культурно-языковое равноправие» и пред-ставлял еще с пяток других) залетел в редакцию и говорит: «Предлагают с Ющем подискутировать!».

 

Я отвечаю: «Наверняка подадут так, как им будет нужно». Но потом все же подумал: «Ну, ладно, как говорится, позвали на поприще иди на два».
Встреча была в харьковском аэропорту. В свите кандидата были не только нардепы Порошенко, Червоненко и брат Ющенко — Петр, но и огромное количество сопровождающих и охранников.

С нашей стороны, кроме меня с Макаровым, были: представитель компартии Леонид Стрижко и общественник Александр Капелевич.
По ходу дискуссии, когда речь зашла о вере, мне удалось сказать слова, которые были на душе и которые я очень хотел высказать Ющеко в глаза: «Читая Евангелие, я обратил внимание на такую фразу: "Богу — Богово; кесарю — кесарево". Иисус разделил сферы духовную и земную. Язык являет духовную сферу. И когда Кесарь начинает регламентировать духовную сферу, он вступает в единоборство с Богом. Я напомнил, что «мы все потомки Владимира Мономаха», что «это отец трех народов».

В зале повисла тишина. Первым тогда очнулся Порошенко, он не обладал столь тонкой организацией и высокие материи его мало интересовали. Он грубо растолкал впавшего в задумчивость Ющенко, накинул на него пальто и практически как мешок выволок «украинского мессию» со словами: «Хватит дискуссий, нас там, на майдане, тысячи ждут!» На прощание Ющенко с каким-то обреченным видом подал мне руку. Это была рука безвольного человека, она оказалась какой-то рыхлой и неживой.

Тогда я подумал, как хорошо, что я на своем месте, сижу в арендуемой нами подвальной комнатушке Дома Алчевских (ДК Милиции), но не на месте этого кандидата в президенты. Со мной, во всяком случае, так бесцеремонно никто не обращается. Вот она изнанка театрального действа под названием «демократический процесс».

Все быстро покинули помещение, я же ощутил небыва-лый духовный подъем, радость от того, что не испугался сказать то, что был должен произнести. Я перекрестился со словами: «Дивны Дела, Твои, Господи!».

Ведь кто я такой? У меня попросту лежали на сердце слова, которые очень уж хотелось высказать Ющенко прямо в глаза, и это уже случилось. Мне было 33 года, как-то страшновато было, но накануне, по обыкновению открыв Библию, прочел из первой книги пророка Иеремии: «А я сказал: о, Господи Боже! я не умею говорить, ибо я еще молод.

Но Господь сказал мне: «Не говори «я молод»; ибо ко всем, к кому пошлю тебя, пойдешь, и все, что повелю тебе, скажешь. Не бойся их; ибо Я с тобою, чтобы избавлять тебя, сказал Господь.». (Иеримии 1: 6-8)

Известно, что слово, сказанное в Духе, разит до основания души. Это подмечено Пушкиным. Царь Борис Годунов на вершине своего могущества, а юродивый ему говорит: «Нельзя молиться за царя Ирода!».

И с того момента мечется Годунов, не может больше обрести покоя и преследуют его «мальчики кровавые» до самой смерти.

Мне впоследствии говорили, что и через несколько лет Ющенко вспоминал нашу встречу, не мог забыть слов услышанных тогда.

Я же на собственном опыте убедился: сила не в деньгах и технологиях — сила в правде! И не так страшен тот, которого малюют.
...

Полностью: 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.