СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Прошу обеспечить соблюдение законности

27 декабря 2019 г.

Жалоба Председателю Верховного суда России В.М. Лебедеву на действия судьи Рузского районного суда Московской области И.И. Гудковой

Известный православный предприниматель и благотворитель президент Русского культурно-просветительского фонда им. святого Василия Великого Василий Вадимович Бойко-Великий, находящийся по надуманному обвинению с 19 июня 2019 года под арестом в СИЗО, попросил нас опубликовать его жалобу на имя Председателя Верховного суда России в связи с необоснованными действиями со стороны судьи Рузского районного суда.

 

Уважаемый Вячеслав Михайлович! В Рузском районном суде в настоящее время проходит судебный процесс по обвинению меня и других 9 подсудимых по ст. 210 УК РФ (преступное сообщество). Уголовное дело и уголовное преследование по статьям УК РФ 159 (мошенничество), 174.1 (легализация денежных средств), 303 (фальсификация доказательств) прекращены по истечению срока давности. Меня и 9 других подсудимых обвиняют в якобы имевшем место хищении в марте 2003 – октябре 2005 годов земельных долей у 298 граждан – бывших работников совхозов, в составе преступного сообщества.

Виновности подсудимые (в том числе и я) не признают, заявляют об отсутствии события преступления, в том числе потому, что право собственности на землю было оформлено за сельхозпредприятиями еще в 1992-1994 годах постановлениями Главы администрации Рузского района и было переоформлено в Едином Реестре Прав на Недвижимость без участия подсудимых (либо им это переоформление не вменяют) в июне 2002 – феврале 2003 годов. Выданные многим якобы потерпевшим «индивидуальные “розовые” свидетельства» на земельные доли в 1995 году, признаны более 50 судебными актами Рузского, Московского областного, Арбитражного суда Московской области и другими судами вплоть до Высшего Арбитражного Суда России недействительными и выданными ошибочно. Именно сельхозпредприятия с 1992-1994 годов и до сего дня фактически владеют, пользуются и распоряжаются землей.

Сторона обвинения (и следствие, и прокуратура) эти фактические обстоятельства не оспаривают и признают «задвоение» прав на землю, возникшее при приватизации в 1990-х годах. Однако сторона обвинения пытается одновременно преодолеть, отменить внесудебным путем свидетельства на право собственности на землю сельхозпредприятий и установленное многочисленными судебными актами право собственности на землю за сельхозпредприятиями, при этом не оспаривая сами эти судебные акты и не выдвигая обвинения по ним, по 303 статье УК РФ (фальсификация доказательств) и одновременно обвиняет нас в хищении у граждан тех земельных участков, которые еще до нас дважды были оформлены в собственность сельхозпредприятий в уполномоченных на то государственных органах и находились и находятся в их фактическом владении, пользовании, распоряжении с 1992-1994 годов. Фактически сторона обвинения одновременно намерена провести ревизию результатов приватизации и обвиняет нас, что мы, руководствовались в своей коммерческой деятельности официальными данными государственных органов Регистрационной палаты (ЕГРП), Администрации Рузского района, Администрации Московской области, законами Московской области, указывающими на наличие земли в собственности сельхозпредприятий, связанных с делом, Уставами сельхозпредприятий, прошедших государственную регистрацию, решениями судов вступивших в законную силу с 2003 года и не оспариваемых следствием. Такое обвинение абсурдно само по себе.

Нарушающим принципы презумпции невиновности является и рассмотрение обвинения по одной «голой» статье 210 УК РФ при прекращении уголовного дела по составляющим (ст. 159, ст. 174.1, ст. 303 УК РФ).

Одновременно в настоящее время на судью И.Гудкову, видимо, оказано незаконное, но жесткое давление, которое уже привело к грубому нарушению уголовно-процессуального закона при ведении судебного процесса и нарушило мои права и права других подсудимых на защиту и справедливое судебное разбирательство. А именно происходило и происходит следующее:

1. В течение 2019 года до октября месяца вёлся личный допрос якобы потерпевших в ходе открытых судебных заседаний в соответствии со ст. 277 и 278 УПК России. При этом часть якобы потерпевших не признали и не подтвердили свои показания, данные ими на предварительном следствии. Показания умерших якобы потерпевших оглашались в суде в соответствии с п.1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ. Однако, с ноября 2019 года судья И. Гудкова по ходатайству прокурора (видимо, испытывая незаконное давление неизвестных мне лиц) перешла от допросов живых якобы потерпевших и живых свидетелей, как это предусмотрено ст. 277, 278, 281 УПК РФ к оглашению показаний, данных на предварительном следствии и живых якобы потерпевших и что еще более возмутительно живых свидетелей, никак, при этом не реагируя на многочисленные, основанные на законе, возражения защиты!!! Этим судья И. Гудкова грубо нарушает ч.1, ч.2 и ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, огласив показания более 30 живых якобы потерпевших и более 40 живых свидетелей. При этом лично показания в суде дали примерно 10 свидетелей. Ни мне, ни другим подсудимым, в нарушение ст. 2.1 ст. 281 УПК России на предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства (показания якобы потерпевших и свидетелей), предусмотренным законом способом, представлено не было.

Несмотря на то, что я на предварительном следствии неоднократно заявлял ходатайства очных ставок со всеми свидетелями и якобы потерпевшими по делу.

Таким образом, грубо нарушены мои права на защиту, в частности, сторона защиты незаконно лишена возможности задавать вопросы и предъявить документы тем живым потерпевшим и свидетелям, показания которых были оглашены в ходе судебных заседаний в ноябре и декабре 2019 года. Подобные нарушения дошли до того, что прибывшим на судебное заседание 4 и 5 декабря 2019 года свидетелям Паршину, Малеки, Мунирову, Збаре было предложено вне судебного заседания, написать «типовое» заявление на имя судьи И. Гудковой об отказе от дачи показаний, что грубо нарушает ч.6 ст. 56 и ст. 278 УПК РФ (Свидетель не вправе отказываться от дачи показаний без ссылки на ст. 51 Конституции РФ, а эти свидетели на предварительном следствии на эту статью не ссылались).

2. В нарушении ст. 166 УПК РФ ко многим оглашённым протоколам допросов и якобы потерпевших и свидетелей не приложены документы, которые предъявлялись якобы потерпевшим и свидетелям в ходе их допросов. В материалах дела эти документы также отсутствуют.

3. В нарушение ч. 1 ст. 82 УПК РФ к материалам уголовного дела оказались не приложены и отсутствуют в суде 83 тома различных документов, признанных следствием вещественными доказательствами (опись их имеется в материалах дела) и в подавляющем своем большинстве свидетельствующих об отсутствии события преступления и отсутствии вины подсудимых. Мои письменные и устные ходатайства об ознакомлении и осмотре 83 томов вещественных доказательств на протяжении уже двух недель оставлено судьей И. Гудковой без ответа в нарушении ч 3 ст. 227 и ч.1 ст. 240 УПК РФ!

Дальнейшее рассмотрение дела в Рузском районном суде путем зачитывания показаний живых якобы потерпевших и свидетелей и при отсутствии 83 томов вещественных доказательств НЕВОЗМОЖНО, прямо противоречит закону ч.1, ч. 2, ч.2.1 ст. 281, ч.1 ст. 240, ч.1 ст. 284, ч.1 ст. 82 УПК РФ, грубо нарушает мои права на защиту и права на защиту других подсудимых, среди которых руководители сельхозпредприятий, заслуженные работники сельского хозяйства, ветераны труда, орденоносцы всю жизнь положившие на служение Отечеству, на обеспечение продовольственной безопасности страны, участвующие еще в освоении целины во времена СССР и положившие жизнь на создание национального брэнда (торговой марки) «Рузские молочные продукты», удостоенные премии Правительства России и многочисленных других наград.

Незаконные действия судьи И. Гудковой, видимо, осуществлены под жестким давлением якобы потерпевшего Н. Клюева и других неизвестных лиц, приводят к профанации судебного процесса, подрывают основы судебной системы России и сведутся, видимо, лишь к «проштамповке» обвинительного заключения, которое готовивший его следователь Вениаминов в частных беседах сам называл необоснованным.

Прошу оградить судью И. Гудкову от незаконного давления и обеспечить соблюдение законности проведения вышеуказанного судебного процесса в соответствии с предоставленными Вам по действующему законодательству полномочиями.

P.S.: Следователь Д. Бардин, который начинал и вел это дело с 2006 по 2012 год, пару лет назад признан психически больным человеком с диагнозом «шизофрения» и уволен из Следственного Комитета РФ.

Руководитель второго следственного отдела второго следственного управления ГСУ СК РФ по Московской области, передавший в 2015 году это дело в суд (380 томов), обвинён в 2018 году в хищении вещественных доказательств (партии автомобильных покрышек) и находится под судом по ст. 158 (кража) УК РФ и также уволен из Следственного Комитета РФ, как и многие другие следователи, имевшие отношение к этому делу в Следственном Комитете РФ и в Следственном Комитете МВД РФ.

Источник: 


© Национальный медиа-союз,
2013-2020 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru