СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Следствие ведут знатоки…подтасовок По «делу Каклюгина» ч.2

18 августа 2019 г.

Николай Каклюгин. СИЗО-3 г. Новочеркасск. Открытое письмо прокурору г. Ростова-на-Дону

Первая часть статьи . 

  - «Я бы не хотел мучений. Но если я неизбежно должен им подвергнуться, то, конечно, желательно перенести их мужественно, твёрдо и бодро… /… /

 

… Предметом желания являются не сами бедствия, но то, чтобы переносить их мужественно… /… /… В том, кто мужественно переносит страдание, быть может, присутствуют все добродетели, и только одно терпение у всех на виду и бросается в глаза. Но тут играет роль и мужество с его  следствием – терпением, выносливостью и твёрдостью. Тут и благоразумие, без которого не может не явиться убеждение,
что то, чего нельзя избегнуть, следует переносить мужественно. Тут и постоянство, которое не позволяет отказываться от намеченной цели и бросать своё место, несмотря на все старания  враждебной силы.. /… /…

Не иметь в жизни никаких стремлений и желаний, не знать никаких случаев, в которых бы испытывалась твёрдость духа, но вечно пребывать
в невозмутимом бездействии – это не спокойствие, а расслабленность». /Луций Анней Сенека «Письма к Луцилию», письмо LXVII «Всякое благо желательно», 62 г. н. э./.

- «Обвинять доказательно не так легко, как клеветать. А ведь, между прочим, клевета была одним из средств, которым пользовались некоторые граждане для собственного возвышения; наветы на влиятельных лиц, мешавших осуществлению подобных замыслов, очень им способствовали, потому что искатель власти поддерживал в народе дурную славу этих лиц и таким образом привлекал его на свою сторону… /… /… римляне показали как следует поступать с клеветниками. Они должны обвинять в открытую и, если обвинение справедливо, их следует награждать
или хотя бы оставлять безнаказанными; если же оно несправедливо, необходимо наказывать их…» /Никколо Макиавелли «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», из гл. VIII, 1518 г./.

- «Подлежат позору и осуждению люди, разрушающие религии, разрушающие царства и республики, враждебные доблести и учёности и прочим искусствам, приносящим пользу и честь человеческому роду, каковы нечестивцы и насильники, невежды бездельники, подлецы и ничтожества».
/Там же: книга 1, глава X/.

***
Автор считает, что вышеприведённые три цитаты из классики древних уже, но всё таких же актуальных мыслителей, в полной мере отражают суть текста далее. 

Прокурору г. Ростова-на-Дону
Копия: защитнику в интересах обвиняемого Каклюгина Н.В., адвокату Ростовской областной коллегии адвокатов имени
Д.П. Баранова (удостов. №6878 от 22.08.16г.) Адрес: 346428, Ростовская обл., г. Новочеркасск, ул. Московская, 64 Конт. Тел.: 8(928)125-20-15           Каклюгина Николая Владимировича 02.12.1980 г. р. председателя регионального отделения Общероссийской общественной организации "Матери против наркотиков» в Краснодарском крае, кандидата мед. наук, федерального эксперта в области охраны психического здоровья граждан Российской Федерации, снижения спроса на наркотики, совершенствования лечебно-реабилитационных  программ для алко- и наркозависимых граждан, профилактики правонарушений в сфере незаконного оборота наркотических средств  и психотропных веществ (НОН), а также деятельности тоталитарных деструктивных  культов (сект), в настоящее время находящегося в ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области (г. Новочеркасск) после незаконного ареста по итогам подброса заранее расфасованных наркотиков так и неустановленными следствием лицами  во время задержания 19.10.2018 г. в свёртке, как покажет дактилоскопическая судебная экспертиза, без единого отпечатка чьих бы то ни было пальцев и ДНК, в рамках уголовного дела №11801600095001525 по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - п «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ
 
Заявление
о многочисленных нарушениях ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», Уголовного и Уголовно-процессуального законодательства РФ, иных соответствующих профильных нормативно-правовых актов органами прокурорского надзора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону при контроле законности расследования возбуждённого в отношении меня уголовного дела №11811600095001525, повлекших за собой массовое длительное нарушение моих прав и свобод, регламентированных Конституцией РФ и УПК РФ
Уважаемый господин прокурор!
     В первую очередь прошу Вас при подготовке ответа учесть, что, согласно пп. 3 и 5 статьи 10 «Рассмотрение и разрешение в органах прокуратуры заявлений, жалоб и иных обращений» Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» №2202-1 от 17.01.1992 г., «ответ на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным», а также: «Запрещается пересылка жалобы в орган или должностному лицу,решения либо действия которых обжалуются».
     В соответствии с п. 4.3 «Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приёма граждан в органах прокуратуры Российской Федерации» от 30.01.2013 г. №45, «поступившие в органы прокуратуры обращения, содержащие сведения о систематическом ущемлении прав и свобод граждан, многочисленных или грубых нарушениях закона, не получивших должной оценки правоохранительных органов и нижестоящих прокуроров, а также обращения по наиболее актуальным (резонансным) вопросам проверяются, как правило, с выездом на место либо за результатами проверок таких обращений». В случае с моим уголовным делом это именно тот случай, когда необходимо сделать именно так. Та ложь, которая исходит без зазрения совести, цинично из-под рук заместителей прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону Чаброва С.С. и Касянчук С.Ю., требует немедленной правовой оценки, а не переписывания отписок друг у друга и рассылок во все запрашивающие вышестоящие инстанции и заявителям, среди которых немало членов Федерального Собрания Российской Федерации (ФС РФ)! Государственной Думы и сенаторов.
     Пункт 2 статьи 27 «Полномочия прокурора» Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» №2202-1 от 17.01.1992 г. гласит: «При наличии оснований полагать, что нарушение прав и свобод человека имеет характер преступления, прокурор принимает меры к тому, чтобы лица его совершившие были подвергнуты уголовному преследованию в соответствии с законом (в ред. Федерального закона  от 05.06.2007 г. №87-ФЗ).
     Пункт 1 статьи 42 «Порядок привлечения прокуроров к уголовной и административной ответственности» вышеуказанного Федерального закона «О Прокуратуре Российской Федерации» №2202-1 от 17.01.1992 г. (в ред. Федерального закона от 28.12.2010 № 404-ФЗ) сообщает: «Проверка сообщения о факте правонарушения, совершённого прокурором, является исключительно компетенцией органов прокуратуры. Проверка сообщения о преступлении, совершённом прокурором, возбуждение в отношении прокурора уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор застигнут при совершении преступления) и его предварительное расследование производятся Следственным комитетом Российской Федерации в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации».
     Материалы с приложением подтверждающих нарушения УК РФ и УПК РФ прокурором Пролетарского района  г. Ростова-на-Дону А.В. Мальцевым и его подчинёнными документов уже направлены мной 28.06.2019 г. одному из депутатов Государственной Думы ФС РФ VII созыва с просьбой в виде депутатского запроса  перенаправить их Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайка и председателю Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкину с просьбой обратить на них особое внимание и в установленные российским законодательством сроки принять принципиальные процессуальные решения о возбуждении по данным должностным лицам в отношении них административных и/или уголовных дел либо отказать в возбуждении таковых. Поскольку Вы не поставлены в известность мной о происходящем на уровень ниже Вас, в нижестоящей прокуратуре правовом беспределе в отношении меня, и Вы введены в заблуждение тем, что у Вас «отсутствуют сведения об использовании полномочий» прокуратурой вышеуказанного района, для восполнения этого пробела и обновления информации, способствующей принятию и Вами адекватных нарушениям УК и УПК РФ А.В. Мальцевым, С.С. Чабровым и С.Ю. Касянчуком процессуальных решений, подготовлено, подписано и направлено мною данное заявление на Ваше имя. После получения/присвоения ему входящего номера в прокуратуре г. Ростова-на-Дону оно будет опубликовано в режиме открытого доступа в интернет-источниках в формате открытого письма, поскольку моё дело приобретает всё больший общественный резонанс, а районная и областная прокуратуры стремятся его, наоборот, скрыть от общественности. И вполне понятно почему – отвечать за произведённый в отношении меня с 23.10.2018 г., момента перевода меня из ростовского ИВС в следственный изолятор г. Новочеркасска (ФКУ ГУ ФСИН России по Ростовской области), правовой беспредел придётся очень многим должностным лицам, в том числе достаточно высокопоставленным, из ГУ МВД России по РО и прокуратур различных уровней. Это неминуемо. И это произойдёт однозначно.
     В связи с этим до начала подробного изложения сути претензий к Вашим подчинённым, дополнительно считаю целесообразным напомнить Вам о достаточно свежей поправке в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации». Это пункты 2 и 3 статьи 41.9 «Увольнение в связи с утратой доверия» (введена Федеральным законом от 21.11.2011 №329-ФЗ). Цитирую дословно. Пункт 2: «Руководитель органа или организации прокуратуры, которому стало известно о возникновении у подчинённого ему работника личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, подлежит увольнению в связи с утратой доверия также в случае непринятия мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является подчинённый ему работник, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах прокуратуры» ( в ред. Федерального закона от 21.07.2014 №233-ФЗ). Я надеюсь, Вам известен этот момент.
     Пункт 3 статьи 41.9 «О прокуратуре Российской Федерации» прописан следующим образом: «Сведения о применении к работникам взысканий в виде увольнения в связи с утратой доверия за совершение коррупционных правонарушений включаются органами и организациями прокуратуры, в которых работники проходили службу, в реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия, предусмотренный статьёй 15 Федерального закона от 01.07.2017 г. №132-ФЗ. Безусловно, коррупционную составляющую в исполнении заказа со стороны председателя правления Национального антинаркотического союза, светской «крыши» харизматической «секты» «Царство Бога» Лушникова Н.В. 13.08.1982 г. р. (о чём неоднократно в своих показаниях и я говорил, и сторона защиты, и таковы результаты журналистских расследований по моему делу, в частности, теледокументалиста А.В. Караулова в его фильме-расследовании «Расправа?», по итогам которого 20.06.2019 г. направлено обращение Генпрокурору РФ Ю.Я. Чайка с просьбой тщательно разобраться во всех обстоятельствах моего задержания, ареста и помещения в СИЗО)в лице исполнителей – должностных лиц из рядов сотрудников УКОН ГУ МВД России по Ростовской области, ОРП на ТО Отдела полиции №7 УМВД России по г. Ростову-на-Дону, Главного следственного управления ГУ МВД России по РО и прикрывающей их правонарушения на всём этапе от задержания до передачи дела в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону для рассмотрения на судебном процессе по существу прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, необходимо ещё доказать. Как и составы преступления по каждому из фигурантов в рамках статей УК РФ 286, 285, 293, 228, 303 и в целом – 210: «Участие в организованном преступном сообществе». Однако, уже очевидно для всех, кто знаком с данным уголовным делом и текстами отписок, которые сочиняли, подписывали и направляли заявителям, неравнодушным к моей судьбе, жизни, здоровью, репутации, Ваши подчинённые из нижестоящей прокуратуры, они не осуществляли прокурорский надзор за законностью досудебного расследования уголовного дела №11801600095001525, а лишь имитировали его выполнение. Что и привело к многочисленным нарушениям моих конституционных прав и свобод, повлекших з а собой длительные протестные отказы от приёма пищи, на которые не было обращено, подчеркну, никакого внимания прокурором района А.В. Мальцевым и его подчинёнными С.С. Чабровым и С.Ю. Касянчуком. Как никто из них и иных работников прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону не взял на контроль вопрос, на каком основании первым следователем, принявшем моё дело для расследования, объективного и всестороннего изучения всех его обстоятельств, капитаном юстиции Бортниковой М.А. были абсолютно проигнорированы мои показания, озвученные мной и записанные ею в протоколе допроса меня в статусе подозреваемого 20.10.2018 г. В которых я, в частности, сообщил следующее: «Считаю, что данные вещества мне подкинули либо указанная женщина по имени Татьяна, с которой я встречался в ресторане, либо сотрудники полиции во время задержания». Нигде в ответах прокурорских работников о, якобы, проведённых ими проверках материалов дела, не сообщается по неизвестным, но явно незаконным причинам, и о том, что во время задержания 19.10.2018 г. у меня был похищен кем-то из задерживавших мой личный мобильный телефон, о чём также есть запись в моих первичных показаниях: «Также во время задержания у меня пропал мой сотовый телефон «Айфон 6S» белого цвета на 128 Гб памяти с тёмной крышкой сзади на корпусе, а также пропало зарядное устройство к телефону, которое было у меня в руках, кто его выдернул из рук я не видел, так как мне заломили руки, чтобы одеть наручники». А вот приписку «возможно оно просто выпало из рук» сделала уже хитрая и бессовестная следователь Бортникова М.А. Этого я на допросе не говорил, но, доверившись, к сожалению, зря на тот момент казавшимся мне органами правопорядка, честными и способными разобраться быстро в этом всём произошедшем со мной недоразумении, найти истинно виновных сотрудниками ОРП на ТО ОП №7 г. Ростова-на-Дону, их следственного отдела, подписал текст, особо не вчитываясь в его детали. Тогда же в этом же тексте протокола допроса от 20.10.2018 г. я пояснил следователю Бортниковой причины отказа подписывать любые документы во время задержания и от прохождения медицинского освидетельствования: «Отказался от прохождения медицинского освидетельствования и от подписи в протоколах, так как понял, что мне подложили свёрток с наркотическими веществами, могут быть подтасовки в результатах анализов и в протоколах с поставленной моей подписью». См. лист 2 Приложения 8.
     После многочисленных обращений руководителей патриотически ориентированных общественных организаций, учреждений Русской Православной Церкви Московского Патриархата, с которыми я взаимодействовал многие годы в рамках своей научно-практической социально полезной деятельности, депутатов Государственной Думы ФС РФ, сенатора Е.Б. Мизулиной все вопросы, к сожалению, спускались в итоге в самый низкостоящий уровень прокуратуры – на районный уровень. Оттуда отвечали не то, не о том и абсолютно невпопад. Причём делали это явно умышленно. Точно также умышленно этими лицами в прокурорских погонах не было обращено внимание на завершающие протокол допроса от 20.10.2018 г. мои слова, которые во многом объясняли и мотивы совершённого против меня преступления – подброса наркотиков с мгновенным возбуждением уголовного дела по статье не за их хранение, ч. 2 ст. 228 УК РФ, как должно было быть по идее, а необоснованно, злонамеренно, по значительно более тяжкой, безо всяких на то доказательств и проведённых ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий) – по ч. 4 ст. 228.1 УК РФ п. «г» через ч. 3 ст. 30 – умысел на сбыт наркотиков в крупном размере неустановленным лицам в неопределённое следствием время в неопределённом следствием месте. Тогда я сообщил следователю М.А. Бортниковой: «Также хочу сказать, что много лет посвятил антинаркотической работе, награждён почётной грамотой ФСКН России 2010 года и нагрудным знаком ФСКН России». См. Приложение 8, листы 2-3. В материалах дела это листы 57-58 тома 1. Со мной решили расправиться те, кому я мешал в работе.
     24.01.2019 г., на 13-е сутки отказа от второго приёма пищи, находясь в крайне истощённом состоянии, на грани нервно-психического и физического истощения, с огромным трудом я смог написать текст заявления на имя руководителей практически всех ключевых федеральных и региональных силовых, правозащитных, депутатских и прокурорских структур. Подготовил его сразу на всех, поскольку не имел физически ресурсов писать каждому по отдельности. Большинство адресатов, согласно явно несовершенному в этом моменте законодательству РФ, переадресовало это моё заявление, крайне серьёзное по содержанию, на прокуратуру Ростовской области, оттуда оно было «спущено» в тупиковую ветвь всей этой нелогичной цепочки. Тупиковую, поскольку и в этом, как и во всех случаях с ходатайствами/жалобами/обращениями/заявлениями в прокуратуру Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, никаких адекватных сути, смыслу, содержанию заявления мер прокурорского реагирования предпринято не было. В нарушение ВСЕХ действующих норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.
     А это было одно из ключевых заявлений за время моего пребывания в СИЗО! В нём я перечислил поимённо всех членов организованного преступного сообщества (ОПС), заказчиков и исполнителей из некоммерческого, негосударственного сектора и государственных структур правоохранительного блока регионального подчинения, а также тех представителей, лидеров, адептов нетрадиционных религиозных движений, тоталитарных деструктивных культов (сект), которые могут быть в наибольшей степени заинтересованы в моей как можно более длительной изоляции в местах заключения. Привожу фрагменты выборочно: «Прошу экстренно, консолидированно принять меры по передаче расследования возбуждённого против меня, сфабрикованного уголовного дела №11801600095001525 20.10.2018 г. участниками организованного преступного сообщества, состоящего из сотрудников правоохранительных структур: ... /… /… [далее –перечисление с пояснением долей, функций] … /… /… , в Следственный комитет РФ. Это исполнители заказа. Заказчиками являются прикрывающий в России вербовочную (прозелитическую) деятельность сектантов-неопятидесятников (т. н. «евангельских» христиан») украинского харизматического религиозного объединения “Царство Бога” (в России известного как ОЦЕХ – Объединение церквей евангельских христиан) под видом оказания наркозависимому населению реабилитационных услуг  Национальный антинаркотический союз (далее – НАС). В лице председателя его правления Лушникова Никиты Вячеславовича, уроженца г. Белгород, 13.08.1982 г. р. … /… /…
     Лжесвидетель, представленный мне на очной ставке следствием, единственный за всё время со стороны обвинения, алкоголик и наркоман со стажем из г. Новороссийск, в прошлом неоднократно судим и работал с тем же НАС, что вновь подтверждает, кто заказчик в моём деле. М.Г. Красильников, лжесвидетель и тоже член вышеуказанного ОПС… /… /… В связи со всем вышеизложенным, а также многочисленными нарушениями моих прав со стороны следствия, осложнёнными заболеваниями (см. письмо председателю ОНК РО от 21.01.2019 г.), отказываюсь от любых следственных действий с сотрудниками ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону». См. Приложение 9 на 2 листах.
     Данное заявление было адресовано и создающей на тот момент третий месяц видимость расследования возбуждённого в отношении меня уголовного дела и только меня видящей на скамье подсудимых старшему следователю того же следственного подразделения, указанного выше, «целому» подполковнику юстиции Швецовой И.С. Никакой реакции на него не последовало. Оно было лишь подшито в материалы дела – это листы 50-51 тома 3. Прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, обязанная внимательно изучить и этот документ до утверждения обвинительного заключения, в лице заместителя районного прокурора Чаброва С.С. старательно обошла его стороной, целиком и полностью проигнорировав.
     Между тем, о нарушениях моих прав неоднократно сообщал, направляя соответствующие ходатайства  следователю Швецовой И.С. и защитник моих интересов, адвокат Пешиков П.С.. Так в своём ходатайстве от 21.01.2019 г., он заявляет следующее (выборочно): «С 29.11.2018 по настоящее время стороной защиты и обвиняемым Каклюгиным Н.В. подавались три ходатайства по уголовному делу №11801600095001525, однако, ответы на них нами получены не были, как на руки, так и почтовым отправлением… /… /… , что считаю явным и умышленным нарушением прав на защиту обвиняемого, в том числе право на обжалование принятого решения.
     Право обвиняемого на свидание с близкими родственниками, не имеющими какой-либо статус по настоящему уголовному делу, Вы также нарушаете, необоснованно отказывая в выдаче разрешения на свидание.
     … /… /… считаю, что расследование не может быть окончено в настоящий момент, поскольку оно проведено необъективно, с явным обвинительным уклоном и нарушением прав Каклюгина Н. В., что только подтверждает заказной (политический) характер уголовного преследования по обвинению Каклюгина Н.В. в совершении особо тяжкого преступления». См. Приложение 10, лист 1.  
     Автором ходатайства, адвокатом Пешиковым П.С. в связи со всем вышеизложенным следователю Швецовой И.С. было предложено приостановить запланированное ей на ближайшие даты уведомление меня об окончании следственных действий и провести целый ряд мероприятий, которые она обязана была совершить, если бы речь шла об объективном и всестороннем расследовании всех обстоятельств, повлекших за собой обнаружение у меня 19.10.2018 г. около 22:00 в районе ул. Каяни в г. Ростова-на-Дону сотрудниками 3-го отдела областного Управления по контролю за оборотом наркотиков в правом кармане куртки свёртка с 6-ю расфасованными пакетиками с различными синтетическими наркотиками без следов чьих-либо отпечатков пальцев и похищение в этот же момент личного телефонного аппарата «Iphone 6S» с сетевым шнуром и адаптером. См. листы 2-3 Приложения 10. В материалах дела это листы 231-232 том 2.
     Результатом ходатайства Пешикова П.С. стало постановление о частичном его удовлетворении от 22.01.2019 г. за подписью старшего следователя ОРП на ТО Отдела полиции №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону Швецовой И.С., которое не оставило у стороны защиты, меня, моих родных и близких никаких сомнений в заказном характере моего дела и причастности подполковника юстиции Швецовой И.С. к ОПС, целенаправленно ведущему меня – единственного подозреваемого здесь к обвинительному приговору.
     Об этом свидетельствуют, в частности, следующие решения в ответ на заявленное ходатайство моего адвоката Пешикова П.С. от 21.01.2019 г.
     В положенных мне по закону, конституционному праву и УПК РФ свиданиях с матерью, Каклюгиной Т.М. отказано. Обоснование следователя Швецовой И.С.: «Может воспрепятствовать установлению истины по делу, так как в ходе личного общения они могут обсудить и выстроить алиби, проверка которого приведёт к затягиванию сроков предварительного расследования».
     «Одним из способов затягивания сроков предварительного расследования с целью дальнейшей возможности избежать уголовной ответственности за совершённое Каклюгиным Н.В. деяние», - так пояснила здесь отказ в допросе в качестве свидетеля защиты общественника Русской Православной Церкви, руководителя антинаркотического отдела Шахтинской епархии протоиерея Евгения Литвиненко (Литвиненко Евгения Валентиновича), являющегося очевидцем встречи меня и лжесвидетеля обвинения, оплаченного сектантами НАС, М.Г. Красильникова в г. Шахты Ростовской области вечером того дня, как мы приехали вместе из Краснодара, где он готов подтвердить, что оба, и он (Красильников), и я были трезвы и адекватны, т. е. опровергнуть показания Красильникова М.Г., что я по дороге из Краснодара в г. Шахты, мог употребить наркотические средства или психотропные вещества. «Оборотень в погонах» понимала, как невыгодны стороне обвинения эти показания и дополнительно попыталась обосновать свой отказ и тем, что, якобы: «У защиты было достаточно времени для предоставления сведений о свидетелях защиты с целью их допросов в качестве свидетелей», что с точки зрения Уголовно-процессуального Кодекса РФ не может являться законным основанием для отказа в допросе свидетеля защиты до окончания следственных действий на досудебном этапе. «Достаточно времени» – такого понятия здесь не существует.
     «Установлению истины» по делу, по мнению следователя И.С. Швецовой, могли воспрепятствовать положенные мне по закону свидания 2 раза в месяц с родителями, однако в проведении обязательной в таких уголовных делах судебной наркологической экспертизы меня стороне защиты было вдруг отказано! Обоснование нелогичное, абсолютно глупое и ранее мною в судебной психиатрии в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского Росздрава в Москве на экспертизах и в уголовных делах не встречавшееся. А я достаточно долго, с 2005 по 2010 годы стажировался там, сначала в клинической ординатуре, затем в очной аспирантуре. Вот как это объясняет следователь Швецова, всё дальше и дальше в своих решениях уходя от понятий законности, юридической достоверности и объективности: «Данное ходатайство не подлежит удовлетворению в связи с тем, что обвиняемый Каклюгин Н.В. на учёте у врача нарколога не состоит, 20.10.2018 г. он был направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, однако от прохождения медицинского освидетельствования… /… /…  отказался, о чём был составлен акт отказа от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, одурманивания. Кроме того, согласно показаний, данных обвиняемым Каклюгиным Н.В. в рамках расследования настоящего уголовного дела, последний утверждает, что на учёте у врача нарколога не состоит, никогда не употреблял наркотические и психотропные вещества, в больницах не лечился, является активным борцом против наркомании в обществе». См. Приложение 11 листы 2-3. То есть, если накродилер утверждает, что, к примеру, никогда ничего не употреблял, представим это гипотетически, от мед. освидетельствования отказался, пусть даже и работал в сфере борьбы, скажем, с условными конкурентами, другими наркодилерами, то ему следствие, объективное, профессиональное и рассудительное, может посчитать возможным не делать экспертизу – наркоман он или нет?! Но это же чушь полная, абсурд!!! Объяснение такого решения одно – снова следователя Швецову руководство торопило поскорее дело передать в суд, чтобы из Москвы не поступил сигнал либо вернуть его на доследование по фактам вновь вскрывшихся обстоятельств, либо передать для более тщательного и объективного расследования в аппарат Следственного управления Следственного комитета РФ по Ростовской области. Это подтверждает и финальная часть отказа в этом моменте ходатайства стороны моей защиты от 21.01.2019 г.: «Таким образом заявленное ходатайство о проведении наркологической экспертизы является ни чем иным, как одним из способов затягивания сроков предварительно расследования с целью дальнейшего избежания уголовной ответственности за совершённое им деяние». Обязанностью следствия является проведение судебной наркологической экспертизы по таким составам преступления! Кто подозреваемый/обвиняемый – больной, страдающий наркоманией, зависимый от приёма ПАВ человек, или хладнокровный, расчётливый, принципиально сам ведущий здоровый образ жизни, но убивающий других, зарабатывающий немалые деньги на незаконном обороте наркотиков делец, а может и правда – жертва заговора определённых сил, не потребитель и не продавец – просто тот, кого решили таким образом «убрать с трассы»? Наркологическая экспертиза позволяет помочь следствию определить версию и идти дальше по ней. Но не в тех случаях, когда всё заранее определено следователем и, взяв дело, он уже знает, что должен получить в итоге – кто будет обвиняемым и как быстро дело будет с его подачи при поддержке прокуратуры, идущей с ним в тесном взаимодействии и понимании, передано в суд.
     Именно поэтому от следователя Швецовой И.С. по данному ходатайству в части предложения адвоката Пешикова П.С. от 21.01.2019 г. провести мне и судебно-психиатрическую экспертизу также последовал отказ. Это было необходимо сделать, так как в материалы дела следователями следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по городу Ростову-на-Дону не раз подшивались рапорты, начиная со следователя И.С. Швецовой (от 24.12.2018 г., л. д. 146 тома 2, и далее её же рапорт от 24.01.2019 г. (см. Приложение 15 на 1 листе), и далее следователя Д.В. Семыкина, и её же, что я периодически вёл себя неадекватно в следственных кабинетах ФКУ СИЗО-3  ГУ ФСИН России по Ростовской области, агрессивно, высказывался в резко отрицательной форме об органах государственной власти, правоохранительной системе в целом, стремился нарушить целостность томов уголовного дела и т.п.
     Таким образом, следственная группа, созданная 14.01.2019 г. распоряжением начальника следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону М.У. Сердеровым, якобы, на основании того, что «уголовное дело представляет особую сложность, связанную с выполнением большого объёма следственных действий» (см. Приложение 16, лист 2), которой мной и стороной защиты сразу же во время объявления об этом факте 21.01.2019 г. был дан отвод с письменным обоснованием: «По причине прямой подчинённости Сердерову М.У., который прямо заинтересован в обвинительном уклоне уголовного дела с момента задержания Каклюгина Н.В. после личного разговора с Сердеровым М.У.» (см. Приложение 16 лист 4), как мы и предполагали изначально, узнав о её создании, стала максимально содействовать фактам фальсификации материалов уголовного дела в пользу стороне обвинения. Единственной функцией следственной группы в составе 6 (шести) следователей ОРП на ТО ОП №7 г. Ростова-на-Дону стало поочерёдное появление в следственных кабинетах СИЗО-3 с томами уголовного дела и попытки ознакомить меня с ним, вопреки моему тяжелейшему физическому состоянию, обусловленному выходом уже из второго по счёту длительного, 17-тидневного отказа от приёма пищи, с 11.01. по 28.01.2019 г. Причём ни в одном рапорте ни одного следователя о моих голодовках, приёме только жидкости, ухудшении состояния здоровья, обострении имеющихся уже на момент попадания в СИЗО хронических, достаточно тяжёлых заболеваний, в данных рапортах не сообщалось. Молчала и прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону. Зато  следователи И.С. Швецова, Д.В. Семыкин и Н.Н. Волков в свободной форме излагали своему начальнику М.У. Сердерову лживые истории о моём неадекватном поведении. Плохо себя чувствовал? Давление? Заявление об этом написал, врача медчасти СИЗО позвал? Заявление уничтожим, медперсонал СИЗО в рапорте упоминать не будем, а вот то, что с материалами дела в тот день почти не ознакомился – так и запишем. Именно так и записал в своём рапорте, к примеру, 14.02.2019 г., следователь ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону Волков Н.Н: «Ознакомившись с листами дела №6 том №3 и листами дела №148-152 том №2 от дальнейшего ознакомления обвиняемый Каклюгин Н.В. Отказался». Рапорт приобщили к материалам дела. См. Приложение 16 лист 5. Это лист 85 тома 3.
     15.02.2019 г. уже следователь того же подразделения, коллега И.С. Швецовой, Семыкин Д.В. составит лживый рапорт обо мне, что я, якобы, по пришествии в следственный кабинет СИЗО-3 в тот день начал без объяснения причин яростно пытаться повредить целостность тома 1 уголовного дела №11801600095001525, возбуждённого в отношении меня. Задание Семыкина заключалось в попытке объяснить таким образом обнаружение моим защитником-адвокатом Пешиковым П.С.  тогда же, 15.02.2019 г. (в следственном кабинете часть времени он был вместе со мной и следователем Семыкиным Д.В.) повреждение прошивки тома 1 данного уголовного дела, что было связано с тем, что 12.02.2019 г. на судебном заседании в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону под председательством судьи Калитвинцева С.В. об ограничении меня с ознакомлением с материалами дела выяснилось, что в первом томе часть копий моего банковского счёта карты ПАО «Сбербанк» скреплена неправильно скрепами. Но почему-то томов уголовного дела на суде у следователя Швецовой не оказалось, что нисколько не смутило ни судью, ни представителя гос. обвинения, и. о. зам. прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону С.Ю. Касянчук. Хотя было явное нарушение УПК РФ, и суд должен был быть перенесён. Видимо, судорожно дело было перепрошито тем же вечером 12.02.2019 г. или утром 13.02.2019 г. по просьбе следователя И.С. Швецовой её подельниками, чтобы для ознакомления мне и стороне защиты предоставить по решению суда в перепрошитом виде. А для того, чтобы как-то объяснить видимые всё же нарушения целостности покровов, прошивки тома 1, где и находились неправильно скрепленные листы с выписками с моего банковского счёта, и был придуман рапорт Семыкина Д.В. с историей о моём неадекватном заходе в следственный кабинет и попытке разорвать том 1 уголовного дела. Что это, как не уголовно наказуемые деяния, совершённые умышленно группой лиц с использованием своего должностного положения, повлекшие за собой тяжкие последствия для здоровья, прав и свобод человека, гражданина российской Федерации?
     И чтобы избежать всяческих попыток обвинить меня в неадекватности поведении в любой его форме либо со стороны свидетелей обвинения, что имело место в их показаниях на допросах, либо со стороны заинтересованных в сугубо обвинительном уклоне ведения расследования возбуждённого в отношении меня уголовного дела, и было подано ходатайство в части проведения мне судебно-психиатрической экспертизы «с целью определения наличия/отсутствия психического расстройства личности и установления наркозависимости, либо отсутствия данной зависимости». Следователь Швецова отказывает с мотивировкой: «Следствие считает, что данное ходатайство не подлежит удовлетворению в связи с тем, что у следствия не возникает сомнения в психической вменяемости и полноценности обвиняемого Каклюгина Н.В.». И снова подтверждение поспешности Швецовой в передаче дела в суд. Даже обязательные экспертизы в данном удивительном для многих, но не для прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, уголовном деле становятся необязательными. Ведь высок риск передачи расследования дела следователям Следственного комитета РФ, чего очень боится Швецова и её руководители. Потому и пишет и здесь, обосновывая отказ, закрепляя решение: «Ходатайство о проведении вышеуказанной экспертизы является ни чем иным, как одним из способов затягивания сроков предварительного расследования с целью дальнейшего избежания уголовной ответственности за совершённое им деяние».
     Попытка установить местонахождение похищенного у меня во время задержания телефона «Iphone 6S», о чём я просил ещё первого следователя, Бортникову М.А., в своём заявлении от 29.11.2018 г. вместе с Швецовой И.С., с чего во многом и началась моя первая голодовка, очень тяжёлая, длиной в 40 суток, с 20.11 по 30.12.2018 г. (см. Приложение 18 на 1 листе), нашла своё отражение в ходатайстве адвоката Пешикова П.С. от 21.01.2019 г. И снова это, по мнению следователя И.С. Швецовой, оказывается, «ни чем иным, как одним из способов затягивания сроков предварительного расследования». Парадокс. Есть в арсенале этого, тут уже можно не бояться увесистости определений, как есть, «оборотня в погонах», имитатора проведения следствия по следам совершённых явно не мной преступлений, но записанных ею на меня, другое, не менее глупое, но вместе с тем и куда более лживое обоснование отказа в розыске похищенного у меня во время задержания личного телефонного аппарата «Iphone 6S» с сетевым шнуром и адаптером: «Следствие считает, что оно  не подлежит удовлетворению в связи с тем, что 13.11.2018 г. в рамках расследования настоящего уголовного дела были выделены в отдельное производство материалы по факту хищения вышеуказанного мобильного телефона». См. абзац 4, лист 4 Приложения 11. Ложь следователя Швецовой И.С., которую многократно допускала без замечаний творить в отношении меня, стороны моей защиты через рапорты, отказы в ходатайствах, различные протоколы, постановления и прочие, содержащие недостоверную информацию, прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, в данном случае заключалась в том, что отдельное производство по факту хищения телефона у меня во время задержания не имело никакого юридического продолжения. Рапорт от 14.11.2018 г. по факту хищения неустановленными лицами у меня 19.10.2018 г. данного телефонного аппарата «Iphone 6S» с памятью 128 Гб «белого цвета с тёмной крышкой сзади на корпусе», а также пропавшего во время того же задержания сетевых шнура и адаптера, был подписан следователем  М.А. Бортниковой, направлен на имя начальника ОП №7 УМВД  России по г. Ростову-на-Дону, полковника полиции А.В. Пашкова, чей заместитель Э.С. Палий тогда же, 14.11.2018 г., поручил: «Тов. Сердерову М.У. Прошу принять решение в соответствии со ст. 144-145 УПК РФ». Рапорту был присвоен номер КУСП №19902 от 14.11.2018 г. Таким образом, Отдел полиции №7 г. Ростова-на-Дону официально усмотрел в действиях неустановленного лица признаки состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ – кража, то есть тайное хищение чужого имущества. В материалах дела об этом нам сообщают листы 28-30 тома 2. Больше ничего о результатах расследования выделенного в отдельное производство уголовного дела по данному факту неизвестно. Товарищ Сердеров М.У., видимо, сделал всё, чтобы оно не было расследовано должным образом. И Ваши подчинённые из прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону старательно помогли скрыть это от проверок.
     Между тем, невозможно скрыть от вышестоящих проверяющих, надзорных органов тот факт, что одним из ключевых вещественных доказательств в любом уголовном деле, связанном с доказательной базой в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, является смартфон – телефон с доступом в компьютерную сеть, «Интернет», о чём я не раз писал, разъяснял Вашим коллегам из нижестоящей, районной и вышестоящей – Ростовской областной прокуратуры. При моём задержании у меня был обнаружен, изъят и причислен к списку вещественных доказательств разбитый телефонный аппарат, который не включился при экспертизе в ЭКЦ ГУ МВД России по Ростовской области 30.10.2018 г. Боле того, как показали результаты той же судебной компьютерной экспертизы, при подключении SIM-карты при помощи устройства для считывания SIM-карт и программы «Мобильный криминалист 10.0.2.11.» к стендовой ЭВМ сведений об абонентском номере обнаружить не удалось. Фрагмент исследовательской части заключения экспертов №2/1241 от 30.10.2018 г.: «Затем проводился осмотр информации, сохранённой в памяти представленной SIM-карты. В результате осмотра сведений о контактах телефонной книги, исходящих вызовах, входящих SMS-сообщениях не обнаружено.
     Ответить на поставленные вопросы относительно мобильного телефона не представляется возможным по причине того, что мобильный телефон не включается и не определяется операционной системой стендовой ЭВМ». См. лист 92 тома 1 материалов дела.
     Возникает закономерный вопрос – почему следствие, и следом за ним органы прокурорского надзора не озадачились поиском у меня, моих близких, где я останавливался до приезда в Ростов-на-Дону на встречу вечером в ресторан «Ялла» в район площади Театральной, после которой меня задержали, у родителей в частном доме в городе Новочеркасске, в городе Краснодар по месту моего проживания постоянно, где я и прописан, работающего телефонного аппарата?! Почему всё же не инициировали розыск того «Iphone 6S», о котором я свидетельствовал, как о похищенном во время задержания 19.10.2018 г. Почему дело «замял» Сердеров М.У. и прокурорские работники из районной прокуратуры, получавшие от меня не одну жалобу на этот счёт за все эти месяцы, имея в материалах дела номер КУСП №19902 от 14.11.2018 г. в ОП №7 г. Ростова-на-Дону, так и не разыскали телефонный аппарат, с которого я теоретически мог, имея, как утверждает следователь Швецова И.С., умысел на сбыт наркотиков в крупном размере, связываться с продавцами и покупателями смертоносного наркотического зелья?! Вопрос…
     А ведь инициатива провести обыски в моём доме, частном домовладении в городе Краснодар по месту моего постоянного проживания, равно как и там, где я останавливался у родителей в их доме в г. Новочеркасске, почему-то исходила от стороны защиты, а не обвинения! С октября 2018 года по январь 2019-го это нисколько не озаботило, не озадачило прокуратуру Пролетарского района г. Ростова-на-Дону. В уголовных делах, предусмотренных ст. ст. 228 и 228.1 УК РФ обыск в местах проживания у подозреваемых является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ фрагментом проведения следственных действий, неотъемлемой их частью. Абсолютно непонятно мне, коллегам антинаркотического фронта, соратникам, как вообще такое возможно, чтобы адвокаты уговаривали следователей съездить к предполагаемому наркодилеру, чтобы провести в местах, где он, скорее всего, фасовал/употреблял/хранил наркотики, обыски!!! В моём удивительном деле так и произошло. Более того, нам в этом отказали!!! Без объяснений вообще каких бы то ни было: «Рассмотрев указанное ходатайство в части проведения осмотра (обыска) домовладений, в которых проживал обвиняемый Каклюгин Н.В. до его задержания, расположенных по адресу:.. /… /… с целью установления наличия/отсутствия следов совершённого преступления следствие считает, что оно не подлежит удовлетворению». См. лист 4 последний абзац Приложения 11. В материалах дела это лист 246 тома 2. Районная прокуратура знакомилась со всеми этими постановлениями, ходатайствами, протоколами, но никаких поручений законности при расследовании данного уголовного дела не усмотрела и 22.02.2019 г. заместитель районного прокурора Чабров С.С. спокойно подписывает, до этого получив десятки писем в адрес прокуратуры от заявителей по нарушениям в моём деле, зная их (нарушения), не ответив на жалобы по существу, не рассмотрев, не приняв меры прокурорского реагирования, просто берёт, подписывает и передаёт мне в СИЗО-3 тем же днём и 25.02.2019 г. – в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону для рассмотрения дела по существу. Законно ли это, не подлежит ли уголовному преследованию этот самонадеянный чиновник?! Вам слово…
     В отношении законности моего задержания оперативными сотрудниками 3-го отдела УКОН ГУ МВД России по Ростовской области, майорами полиции А.Ю. Болдыревым и Д.Г. Скогаревым в постановлении о частичном отказе в удовлетворении ходатайства моего защитника-адвоката Пешикова П.С. следователя Швецовой И.С. от 22.02.2019 г. есть момент, который однозначно подтверждает его незаконность. Поскольку в ответ на запрос стороны моей защиты в части рассекречивания и приобщения к материалам уголовного дела результатов проведённых 19.10.2018 г. в отношении меня оперативно-розыскных мероприятий «наблюдение»,  «прослушивание телефонных переговоров» и «снятие информации с технических каналов связи», сторона обвинения сообщила: «Следствие считает, что данное ходатайство не подлежит удовлетворению в связи с тем, что следствие не обладает какой-либо информацией  о проведении в отношении обвиняемого Каклюгина Н.В. вышеуказанных оперативно-розыскных мероприятий». Соответственно, ОДНОЗНАЧНО моё задержание было проведено с нарушением Уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, если ОРМ не проводились никакие до него.
     Почему прокурор А.В. Мальцев не вернул дело на доследование – копия процитированного  мной выборочно выше постановления была направлена ему 22 января 2019 г., о чём свидетельствует запись в конце данного документа. См. Приложение 11, лист 5. Почему до сих пор не привлечены к уголовной ответственности оперативники Болдырев А.Ю. и Скогарев Д.Г.? Следователи Бортникова М.А. и Швецова И.С.? Их руководитель Сердеров М,У.? Спрос теперь с прокурора А.В. Мальцева и его заместителей. И такой же – уголовный. Так ведь?!
     Мы просили очную ставку с гр-кой Т.П. Кузьминой, назначившей мне абсолютно ненужную, как выяснилось по прибытию, «деловую» встречу 19.10.2018 г., после которой меня задержали «оборотни в погонах» из областного УКОН, подбросили наркотики и арестовали – в очной ставке следователь Швецова И.С. без объяснения причин в том же постановлении от 22.01.2019 г. отказала.
     Настаивали на сравнении химического состава веществ на смыве с моих рук (якобы) на салфетке, взятом 19.10.2018 г. во время задержания, с наркотиками, обнаруженными в правом кармане моей куртки в те же минуты – снова отказ, необоснованный, без объяснения причин.
     На просьбу адвоката провести дополнительную очную ставку между свидетелем Болдыревым А.Ю. и мной, поскольку после проведения очной ставки со свидетелем Скогоревым Д.Г. появились существенные вновь открывшиеся обстоятельства (был спецназ или нет непосредственно во время моего задержания, где находился, кто надевал на меня наручники, при каких обстоятельствах) – отказ Швецовой И.С.  тогда же 22.01.2019 г. Никаких объяснений.
     При этом если взглянуть на реакцию первого следователя, изначально расследовавшей моё уголовное дело, на подобные ходатайства моего защитника-адвоката (в то время был Карноушенко В.В.), капитана юстиции Бортниковой М.А., то очевидна динамика большей жёсткости и значительно большего ограничения меня в праве на защиту при следователе Швецовой И.С. На что, обращаю Ваше внимание, никак не реагировала прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону.
     В своём ходатайстве от 02.11.2018 г. на тот момент мой защитник-адвокат Карноушенко В.В. указывал на то, что считает, что старшим оперуполномоченным УКОН ГУ МВД России по Ростовской области  майором полиции Скогаревым Д.Г. и оперуполномоченным по ОВД УКОН ГУ МВД России по Ростовской области Болдыревым А.Ю. при активном содействии Кузьминой Т.П. совершено преступление по подбрасыванию мне наркотических средств с целью незаконного лишения свободы. С этой точкой зрения, её обоснованием, доказательной базой была ознакомлена следователь Бортникова М.А., первично возбудившая в отношении меня данное уголовное дело, незаконно вменившая мне ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и поначалу проводившая расследование, точнее, как и впоследствии, следователь Швецова И.С., имитировавшая  его. Будучи уверенной, что прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону никаких нарушений в этом не усмотрит.
     Однако, следует отметить, что капитан юстиции Бортникова оказалась более осторожна и взвешена в своих решениях в части ответов на ходатайства стороны моей защиты, более рассудительна и предусмотрительна в части будущих вопросов к ней со стороны следователей и дознавателей Следственного комитета РФ, чем её коллега Швецова, вопросы то однозначно по качеству и объективности ведения расследования данного дела в скором времени возникнут к ним обоим.
     В подписанном 05.11.2018 г. следователем ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону постановлении о частичном отказе в удовлетворении ходатайства моего первого нанятого адвоката Карноушенко В.В. (позже от его услуг мы отказались), капитаном юстиции М.А. Бортниковой приняты следующие решения, от которых впоследствии взяв моё дело на расследование по неизвестным пока мне и стороне защиты причинам следователь Швецова И.С. нам откажет без объяснения причин: «Удовлетворить ходатайство в части установления и допроса Кузьминой Т.П., в случае если показания Кузьминой Т.П. будут противоречить показаниям обвиняемого Каклюгина Н.В., провести между ними очную ставку, дополнительно допросить Каклюгина Н.В. (прим. авт. – в итоге было сделано Бортниковой М.А.), принять меры по установлению местонахождения похищенного телефона «Айфон»(прим. авт. – не выполнено до сих пор, впоследствии заблокировано отказами в ходатайствах стороне защиты старшим следователем ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону И.С. Швецовой), принять меры по проверке сведений о совершении старшим оперуполномоченным УКОН ГУ МВД России по Ростовской области майором полиции Скогаревым Д.Г. и оперуполномоченным по ОВД УКОН ГУ МВД России по Ростовской области майором полиции Болдыревым А.Ю. при активном содействии Кузьминой Т.П. преступления в отношении Каклюгина Н.В.». См. Приложение 12 на 2 листах или в материалах дела листы 158-162 тома 1. Прокуратура Пролетарского района, районный прокурор А.В. Мальцев получал на руки копию настоящего постановления, но выполнение его не было им и его подчинёнными проконтролировано, что привело к тому, что более 9 месяцев я нахожусь незаконно в СИЗО, а истинно виновные в подбросе мне наркотиков до сих пор не находятся под стражей, находятся на свободе и не преследуются со всей строгостью закона. Как и те, кто не провёл в отношении них должного расследования – руководитель и подчинённые Следственного отдела Отдела по расследованию преступлений на территории обслуживания Отдела полиции №7  Следственного управления Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону, Сердеров М.У. и его команда, вольно и невольно ставшие соучастниками ОПС с акцентом на «посадке» меня в СИЗО, а потом и в колонию на как можно более длительный срок безо всяких на то законных оснований. На что закрывали глаза Ваши подчинённые, районная прокуратура.
     04.07.2019 г. на моё имя в ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области поступила копия информационного письма в адрес прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону Мальцева А.В. от 26.06.2019 г. №1р.2019, подписанная Вашим и. о. заместителя Смирновым В.А. (см. Приложение 1 на 1 листе). В нём извещалось, что моё обращение о необоснованном уголовном преследовании меня же, поступившее в прокуратуру г. Ростова-на-Дону из прокуратуры Ростовской области 24.06.2019 г., оснований для рассмотрения в городской прокуратуре не имеет. В качестве обоснований было сообщено о том, что заместитель прокурора  г. Ростова-на-Дону В.А. Смирнов, в целом вся прокуратура города не располагает сведениями об использовании полномочий нижестоящего, районного прокурора А.В. Мальцева в части рассмотрения изложенной мной в основном тексте обращения и приложениях на 62 листах информации о незаконном возбуждении в отношении меня уголовного дела и дальнейшем уголовном преследовании.
     Проведённый мной анализ времени, дат последних отправленных из СИЗО-3 заявлений, исходя из запрошенного мной 03.07.2019 г. от администрации учреждения списка жалоб, указывает на то, что подготовленный заместителем прокурора г. Ростова-на-Дону, Вашим заместителем В.А. Смирновым текст с переадресацией моего обращения из Ростовской областной прокуратуры в прокуратуру Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, есть не что иное, как лукавство и попытка избежать необходимости отвечать мне на прямо поставленные в том обращении вопросы.
     Причём касались они не необоснованного уголовного преследования меня в рамках уголовного дела №11801600095001525, предусмотренного ч. 3 ст. 30 – п «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, а это был документ от 06.06.2019 г. на имя прокурора г. Новочеркасска А.А. Косинова, с темой в заголовке: «Заявление о выявленных среди прокурорских работников активных членов организованного преступного сообщества, сопровождавшего доведение моего уголовного дела до судебного разбирательства по существу». Впоследствии оно было опубликовано в формате открытого письма 17.06.2019 г. на федеральном интернет-портале православной информационно-аналитической службы «Русская народная линия» под названием «Криминальное чтиво с прокурорским послевкусием» (см. Приложение 2 на 10 листах). Других отправленных материалов подобного смыслового наполнения и содержания в период времени май-июнь уровня Ростовской области, кроме ещё одного обращения к прокурору г. Новочеркасска Косинову А.А. от 23.05.2019 г., но это уже по качеству медицинского обеспечения силами учреждений ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России, иных вариантов, на которые требовался бы ответ от прокуратуры города Ростова-на-Дону и области, у меня не было. Реакция прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону меня и сторону защиты будет интересовать только после того, когда они инициируют возбуждение доследственной проверки сотрудникам 3-го отдела УКОН ГУ МВД России по Ростовской области и следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону по фактам, изложенным в Приложениях 2  (статья «Криминальное чтиво с прокурорским послевкусием»), 6 (ходатайство моего защитника-адвоката Пешикова П.С. от 18.02.2019 г. к старшему следователю Щвецовой И.С.) и 7 (статья «Полгода в СИЗО: итоги» о моих тяжких нарушениях прав и свобод по вине заместителей районного прокурора С.С. Чаброва и С.Ю. Касянчук. Прошу Вас подключиться к данной прокурорской проверке. Переадресовать то моё обращение, пришедшее 24.06.2019 г. в прокуратуру Ростовской области, по моему мнению, Ваш заместитель В.А. Смирнов не имел права, поскольку оно касалось некомпетентности нижестоящего прокурора и его заместителей и не могло быть направлено ему, согласно п. 4 ст. 10 вышеуказанного ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» №2202-1 от 17.01.1992 г.: «Запрещается пересылка жалоб в орган или должностному лицу, решения либо действия которых обжалуются».
     Список жалоб, направленных мною с момента этапирования в ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области (г. Новочеркасск), с 23.10.2018 г. по 01.07.2019 г., по которому я ориентировался, определяя, какое моё обращение Ваш заместитель законно или незаконно переадресовал в нижестоящую прокуратуру Пролетарского района г. Ростова-на-Дону размещён в Приложении 3 на 2 листах.
     Возникает закономерный вопрос, на который прошу Вас ответить в установленные законодательством Российской Федерации сроки. На каком основании прокуратура г. Ростова-на-Дону, нарушая основополагающий Федеральный закон в указанной выше части переслала моё заявление о совершённых вследствие неосуществления нижестоящей прокуратурой вменённой ей функции прокурорского надзора нарушениях, многочисленных, в течение многих месяцев заключения, незаконного и необоснованного, моих конституционных прав и свобод, об умышленном бездействии, циничной многомесячной имитации контроля законности соблюдения моих прав и интересов при возбуждении и расследовании уголовного дела №11801600095001525 со стороны автора отписок в мой адрес, адрес других заявителей, стороны защиты, должностного лица, подписавшего скомпилированное из сфальсифицированных стороной обвинения материалов обвинительное заключение 22.02.2019 г., заместителя прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону Чаброва С.С., исполнителя всех документов-отписок Чаброва С.С. на запросы меня и стороны защиты, одновременно и подписанта некоторых из них с текстом идентичного содержания, что уже незаконно, и. о. заместителя районного прокурора Касянчук С.Ю., во главе со своим безмолвным, но находящимся в курсе событий вокруг моего дела, получавшего на своё имя копии всех постановлений, отказов в ходатайствах защиты и иных незаконных решений следствия,  но предпочитавшего оставаться в тени, все эти документы и решения по ним расписавшего на своих заместителей и помощников, прокурором Пролетарского района г. Ростова-на-Дону А.В. Мальцевым???!!!
     Дело в том, что прокуратура Пролетарского района во всём своём составе уже долгие месяцы прекрасно осведомлена о незаконности моего уголовного преследования, однако нагло и цинично в лице известных и в деталях прописанных в Приложении 2 на 10 листах должностных лиц пытается сделать вид, что не понимает, о чём идёт речь в десятках заявлений/обращений/ходатайств/жалоб, исходящих в том числе от депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Общественной палаты.
     17.07.2019 г. сотрудник спецчасти СИЗО-3 г. Новочеркасска передал мне в камеру, где я нахожусь, под роспись, подготовленный всё тем же, вне всякого сомнения, активным пособником моего длительного уголовного преследования по явно и грубо, с массой нарушений УК и УПК РФ, сфабрикованному уголовному делу, заместителем районного прокурора Чабровым С.С. ответ на очередное моё обращение, как им было указано, «содержащее доводы о необоснованном уголовном преследовании, а также по иным вопросам».
     На самом деле, как всё, что пишет в своих информационных сообщениях по моему уголовному делу Чабров С.С., и это не соответствовало действительности – это заявление из-под моего пера, вместо ответа на которое я получил очередную порцию бессмысленной алогичной и лживой словесной «жвачки» от Чаброва и Касянчука (в исполнителях документа обозначен), содержало в себе обоснованную, расписанную с приложением доказывающих причастность и Чаброва С.С., и Касянчук С.С. к ОПС (организованному преступному сообществу) документов информацию, о них и их сообщниках, включивших их в эту схему сокрытия совершённых в отношении меня в процессе имитации расследования уголовного дела должностных преступлений. Все вместе участники ОПС поставили целью на основании сфабрикованных оперативными сотрудниками и руководством 3-го отдела УКОН ГУ МВД Росси по Ростовской области улик и свидетельских показаний без проведения обязательных оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), без обязательного при возбуждении уголовного дела в любой части по ст. 228 УК РФ проведения обыска по адресу моего постоянного места жительства в г. Краснодаре и временного пребывания у родителей в г. Новочеркасске, без полного личного досмотра по всем правилам и нормативам УПК, а не как было сделано, во время задержания, что подтвердили понятые в показаниях и на судебном заседании по существу – без перчаток один из оперативников залез ко мне, сидящему в наручниках с руками за спиной, скованными, в один конкретный карман, уже зная, соответственно, заранее, каким-то образом, где лежит свёрток с наркотиками, достал их, и досмотр был тут же прекращён, причём понятые не могли видеть всё происходящее в этот самый важный для дальнейшего следствия момент события в полном объёме и удобном для них поле зрения; без правильного, как это прописано в инструкциях, нормативно-правовых актах оформления всех соответствующих протоколов, опросов понятых, свидетелей обвинения, сборе иной доказательной базы, при полной безоговорочной поддержке всех незаконных действий данных оперативников начальником следственного отдела ОРП на ТО Отдела полиции №7 Следственного управления УМВД России по г. Ростову-на-Дону Сердеровым М.У., с молчаливого согласия даже с четвёртой попытки отказавшего на сегодняшний день в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» в отношении вышеуказанных  оперативных сотрудников 3-го отдела областного УКОН Скогарева Д.Г. и Болдырева А.Ю., странным образом себя ведущего старшего следователя следственного отдела по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области (СО по ПР г. Ростова-на-Дону СУ СК России по РО), старшего лейтенанта М.А. Азизова. И роль прокурорских работников района в этом ОПС мной была прописана.
     Назвать это моё обращение: «О необоснованном уголовном преследовании», как сделал Ваш заместитель В.А. Смирнов, повторюсь, вместо истинного названия: «О выявленных среди прокурорских работников активных членов организованного преступного сообщества, сопровождавшего доведение моего уголовного дела до разбирательства по существу» – серьёзная ошибка, граничащая с профессиональной некомпетентностью, что Вами должно быть принято во внимание.
     В результате 17.07.2019 г. я получаю на руки ответ от одного из фигурантов моего прежнего заявления, чего быть не должно было.
     Направлено 08.07.2019 г. за исх. №805-Ж2018, номерной лист К2 №090240, из прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону за подписью основного фальсификатора прокурорского надзора низового уровня – заместителя районного прокурора Чаброва С.С. Как всегда, если подпись в этих документах, имитирующих осуществление прокурорского надзора, контроля законности расследования моего уголовного дела, соблюдения конституционных моих прав и свобод, исполнителем их является С.Ю. Касянчук, в случаях единоличной отправки алогичных отписок идентифицируемый как и. о. заместителя прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, младший советник юстиции. О них я достаточно подробно, об их деструктивной роли в моём уголовном деле я в деталях упоминал в своём обращении на прокурора г. Новочеркасска А.А. Косинова от 06.06.2019 г. Цитата: «Несмотря на то, что возбуждённое в отношении меня сфальсифицированное уголовное дело было, как утверждают сотрудники прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, ими тщательно изучено, после чего ими же было установлено, что “все собранные по делу доказательства являются относимыми, допустимыми, достоверными, а в совокупности – достаточными для разрешения”©, в связи с чем 22.02.2019 г. заместителем районного прокурора Чабровым С.С. утверждено обвинительное заключение по нему, полученное из следственных органов лишь за сутки до данного действия и направлено в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону для рассмотрения по существу, абсолютно точно понятно, что они являются “группой прикрытия” для следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону.
     Именно эти обстоятельства, а также ряд полученных в мой адрес, в СИЗО-3 г. Новочеркасска… /… /… - ответов, точнее отписок от Ваших коллег из районной и областной прокуратур, Главного следственного управления ГУ МВД России по Ростовской области, и принятое 26.04.2019 г. заместителем руководителя СО ПР г. Ростова-на-Дону СУ СК России по РО решение о необоснованности отказа в возбуждении уголовного дела в ч. 1 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий», выразившееся в фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности с целью привлечения меня к уголовной ответственности, побудили заявить о совершении в отношении меня сотрудниками Ростовской областной и Пролетарской районной прокуратуры г. Ростова-на-Дону должностных преступлений в соответствии со статьями Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Российской Федерации, которые, я надеюсь, сможете помочь определить Вы и следователи Следственного комитета Российской Федерации.
     Письмо от 13.05.2019 г. с утверждением зам. прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону С.С. Чаброва, что следователь Швецова чиста перед законом – последняя капля. Как минимум это ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий», ст. 293 УК РФ «Халатность», и, возможно, в совокупности с другими лицами – ст. 210 УК РФ «Участие в организованном преступном сообществе (ОПС)». См. Приложение 2, стр. 13.
     То, что два заместителя районного прокурора А.В. Мальцева состоят в ОПС и используют свои властные полномочия с целью содействия избеганию уголовной ответственности либо административной преступными лицами из органов полиции, дознания, следствия, конкретно – в системе ГУ МВД России по Ростовской области (областной УКОН, Главное следственное управление областного главка, СО ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по Ростову-на-Дону, СО по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК России по РО), причастных к моему незаконному задержанию, подбросу наркотиков, аресту и вменению в вину необоснованно тяжкой части статьи 228.1 УК РФ и дальнейшему необоснованному обвинительному уклону при расследовании дела, фальсификации доказательной базы, отказах в мерах прокурорского реагирования на весь этот правовой беспредел, включая игнорирование длительный отказов от приёма пищи и похищение личного, единственного рабочего телефонного аппарата «Iphone 6S» во время задержания – не вызывает никаких сомнений. Ответ Чаброва С.С.  с исполнителем – его коллегой из той же районной прокуратуры Касянчук С.Ю. от 08.07.2019 г. их (сомнения), даже если они у кого со стороны моей защиты, коллег и соратников и были, уничтожил. См. Приложение 4 на 1 листе.
     В частности, абзац 4 из него абсолютно не соотносится с действительностью. На что рассчитывал этот позорящий честь и достоинство органов прокуратуры дуэт Чабров-Касянчук, на какую реакцию, кроме ещё одного повода обратиться за разъяснениями в вышестоящую прокуратуру и с заявлением о преступлении в СУ СК России по РО, непонятно. Цитирую: «Оперативно-розыскные действия по делу проведены в строгом соответствии с требованиями Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Версия о незаконном характере действий должностных лиц оперативного подразделения явилась предметом процессуальной проверки, проведённой СО по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК России по Ростовской области, и объективного подтверждения не нашла». Ложь полная.
     Опровергается данными, приведёнными, в частности, в ответе на обращение в моих интересах гр-ки Тиминой А.Л., поступившее из Администрации Президента Российской Федерации в адрес прокуратуры Ростовской области. 15.07.2019 г. и. о. заместителя начальника уголовно-судебного управления этой вышестоящей прокуратуры, советник юстиции М.М. Миньков в информационном листе №12-4399-2018, номерной лист И2 №040027 указывает на следующие обстоятельства расследования правонарушений вышеуказанных, мягко говоря, недобросовестных сотрудников 3-го отдела областного Управления по контролю за оборотом наркотиков (УКОН): «Кроме того, сообщаю, что следственным отделом по Пролетарскому району СУ СК России по Ростовской области по факту неправомерных действий сотрудников УКОН ГУ МВД России по Ростовской области в отношении Каклюгина Н.В. проводилась проверка, по результатам которой 26.05.2019 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деяниях Скогарева Д.Г. и Болдырева А.Ю. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ. Данное процессуальное решение 11.06.2019 г. отменено заместителем руководителя следственного отдела для проведения дополнительной проверки, о результатах которой заявитель будет уведомлён следственным органом». См. Приложение 5 на 1 листе.
     Почему об этом факте – пересмотре необоснованного решения об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении махинаторов Болдырева и Скогарева из областного УКОН, исполнителей заказа сектантов Национального антинаркотического союза, не желает сообщать мне 08.07.2019 г. заместитель районного прокурора С.С. Чабров, но сообщает другому заявителю по моему же делу и его спорным моментам сотрудник областной прокуратуры М.М. Миньков? Снова мы приходим к тому, что господин Чабров является преступником – то есть лицом преступающим закон, законодательство Российской Федерации, сознательно, умышленно вводя заявителя в заблуждение, подсудимого, кто и так находится в нервно-психическом напряжении. И это статья 293 УК РФ «Халатность», либо 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями», либо 286 УК РФ – «Превышение должностных полномочий». Прошу Вас внимательно подойти к определению какая из них его, Чаброва С.С
     И далее вопрос следующий – примерно о том же. Почему, на каком основании многие месяцы заместитель прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, советник юстиции Чабров С.С. сообщает всем заявителям, интересующимся ходом и объективностью расследования моего дела, законностью собранных против меня, моей невиновности доказательств, начиная с меня, моего отца, адвоката и заканчивая депутатами Государственной Думы VII созыва С.А. Гавриловым, Н.С. Валуевым, С. Шаргуновым, членом Совета Федерации ФС РФ Е.Б. Мизулиной, абсолютную и однозначную, пока для него ненаказуемую ложь: «Оснований для отмены постановления о возбуждении уголовного дела не установлено»???!!! Ведь именно он, С.С. Чабров, безо всяких на то законных, юридически значимых оснований, не посчитав для себя нужным и возможным каким-либо образом, хотя бы кратко, по каждому пункту, обосновать своё решение, во второй половине февраля, 16-19.02.2019 г., отказал в ходатайстве стороне моей защиты, адвокату Ростовской областной коллегии адвокатов имени Д.П. Баранова Пешикову П.С. в удовлетворении ходатайства, где на 16 листах был юридически грамотно дан профессиональный детальный анализ всех материалов и обстоятельств возбуждённого в отношении меня 20.10.2018 г. уголовного дела №11801600095001525, а в итоговой, результирующей части ходатайства на имя прокурора района Мальцева А.В. приведён и обоснован ряд логичных, следующих из всего изложенного в нём выше требований уголовно-процессуального характера, способных, в случае их удовлетворения прокуратурой Пролетарского района г. Ростова-на-Дону обеспечить в дальнейшем поиск истинных участников преступления, связанного с НОН, в результате которого в правом кармане моей куртки 19.10.2019 г. около 22 часов 00 минут во время задержания в районе верхней калитки выхода из парка имени Октябрьской революции на ул. Каяни г. Ростова-на-Дону оказался свёрток из фрагмента медицинской перчатки с 6-ю пакетиками внутри, содержащими в сумме 29 мини-пакетиков с наркотическими веществами без единого отпечатка чьих-либо, моих в том числе, пальцев на поверхности какого-либо из них, и был похищен личный мобильный телефонный аппарат «Iphone 6S» с памятью на 128 Гб, сетевым шнуром и адаптером и важной оперативной информацией о противоправных действиях предполагаемого заказчика подбросчика наркотиков и всех последующих событий – Лушникова Н.В., 13.08.1982 г. р., председателя правления НАС.
     Вот эти требования (выборочно, наиболее значимые):
     - отменить постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству №11801600095001525, вынесенное 20.10.2018 г. следователем ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону, капитаном юстиции Бортниковой М.А.;
     - исключить в порядке ст. 75 УПК РФ из числа доказательств некоторые значимые, но неправильно оформленные процессуальные документы;
     - провести служебные проверки в отношении сотрудников ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону, причастных к расследованию уголовного дела в отношении Каклюгина Н.В. на предмет законности их действий (ч. 1 ст. 286, ч. 2 ст. 292, ч. 3 ст. 303 УК РФ) и соответствие занимаемой должности;
     - возобновить предварительное следствие по уголовному делу №11801600095001525 В отношении Каклюгина Николая Владимировича для устранения нарушений действующего законодательства Российской Федерации;
     - изъять из производства ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону уголовное дело №11801600095001525 и передать его в СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону или СЧ ГСУ ГУ МВД России по Ростовской области для проведения полного, всестороннего и объективного расследования.
     Заместитель районного прокурора Чабров С.С., получив данное ходатайство расписанным для принятия процессуального решения от своего руководителя, прокурора района Мальцева А.В., никак не мотивируя, нарушив тем самым упоминаемый мной в начале обращения к Вам раздел Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», 17.02.2019 г. в удовлетворении ходатайства адвоката Пешикова П.С. полностью, даже не частично отказал, уведомив об этом текстом объёмом в 1 лист. Ходатайство, все его обоснования заняло более 17 листов шрифтом TimesNewRoman, 12-м.
     Аналогичным образом, получив на руки практически идентичный текст ходатайства с небольшими стилистическими отличиями, буквально на следующий день подготовила, подписала и выдала постановление об отказе в его удовлетворении и старший следователь ОРП на ТО Отдела полиции №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону подполковник юстиции Швецова И.С., получившая моё дело как более опытный сотрудник для доведения его как можно быстрее до судебных разбирательств по существу из рук следователя Бортниковой М.А. Следователь Швецова И.С. получила текст ходатайства от моего защитника-адвоката Пешикова П.С. на 8 листах 18.02.2019 г. От ходатайства на имя прокурора А.В. Мальцева он практически ничем не отличается и остаётся его суть актуальной по сей день, требующей разрешения через возбуждение административных и уголовных дел по лицам, указанным в нём со всем обоснование степени их вины, мотивов и нарушений. См. Приложение 6 на 7 листах.
     И заместитель прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону Чабров С.С., имитирующий всё это время прокурорский надзор за законностью расследования моего дела, и старший следователь следственного отдела Отдела полиции №7 Ростова-на-Дону Швецова И.С., бессовестно, беспринципно, дерзко и нагло все месяцы как получила дело до передачи его в суд отрабатывала заказ своего руководства, выслуживалась перед ним, не обращая внимания вообще на то, как сильно страдаю я и мои родные от того беззакония, что она творит с этим делом, невероятным прессингом меня, обвинительным уклоном, фальсификацией доказательной базы, что и послужило толчком к моим столь длительным протестным голодовкам (все пояснения в Приложении 7 на 7 листах, статье о причинах моих отказов от приёма пищи «Полгода в СИЗО: итоги»), получив на руки неоспоримые аргументы, вынуждающие их направить возбуждённое в отношении меня уголовное дело на дополнительное расследование, вместо того, чтобы как честные и порядочные офицеры: она – подполковник МВД России, 5,5 лет до пенсии, он – советник юстиции с большим опытом работы в органах прокуратуры, казалось бы, уже крепко и уверенно стоящие исключительно на защите добропорядочных граждан Российской Федерации от козней нечистых на руку и душу негодяев, прохвостов и мерзавцев, организаций, делающих из людей-творцов нелюдей-разрушителей. Вроде бы по долгу службы и Чабров, и Швецова охраняют закон и порядок в России – государстве, которое в своё время бесплатно их обучило и предоставило рабочие места для интересов здорового большинства в нём. Но они научились по-волчьи выть, переметнувшись к меньшинству, управляющему грязно, цинично, на другой ценностной платформе теми структурами в регионе, где оказались эти заплутавшие, превратившиеся в «вампиров», сосущих кровь у здорового общества, а впрыскивающего вместо неё грязную жидкость из луж вокруг их мест работы. Работы, ставшей средством наживы и отрабатывания заказов руководства или внешних коммерческих, либо иных групповых структур с извращённой ценностной и смысложизненной ориентацией.
     Поэтому ходатайство с предложением очистить уголовное дело от всей грязной «заказушной» шелухи и взяться за него трезво, здраво, объективно вызвало не здоровую реакцию принятия и поддержки такого профессионального, юридически грамотного подхода, а, наоборот, дикий животный страх разоблачения всего заговора заказчиков (Национальный антинаркотический союз), исполнителей (3-й отдел УКОН ГУ МВД РФ по РО и Следственный отдел ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД РФ по РО) и контролёров (ГСУ ГУ МВД по РО и ГУНК МВД РФ в г. Москве). Поэтому начальник СО ОП №7 Сердеров М.У. с Швецовой И.С. кинулись судорожно сооружать обвинительное заключение, чтобы поскорей передать дело в суд.
     21.02.2019 г. обвинительное заключение было передано «крышующему» заказ фальсификаторов уголовного дела №11801600095001525 со стороны прокуроров С.С. Чаброву и 22.02.2019 г. он его, практически не глядя, подписал, желая как можно скорее, помня о содержании грамотно составленного ходатайства, передать материалы уголовного дела во избежание возвращения на доследование или, самое страшное для данного ОПС, передачи в СУ СК России по РО, в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону. Что и было сделано 25.02.2019 г. на радость всей этой неблагочестивой публике. С.С. Чаброву хватило суток, с 21.02. по 22.02.2019 г. – на имитацию ознакомления с 3-мя томами очень противоречивого, возбуждённого на основании рапорта о/у Болдырева А.Ю., не зарегистрированного, не имеющего номера КУСП, уголовного дела с более чем 500 листами. Уже 22 февраля, днём мне в камеру постучали и через окошко вручили обвинительное заключение, утверждённое утром 22.02.2019 г. в Ростове-на-Дону. Доставили, следовательно, автотранспортом, а не почтой, иначе оно бы шло неделю! Так сильно эта преступная группировка стремилась замести следы совершённых в отношении меня с момента задержания преступлений путём экстренной, скорейшей передачи дела в суд после получения на руки всеми 3-мя курирующими этот грязный проект – мою «посадку», ведомствами: прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону (С.С. Чабров – ответственное лицо), Главное следственное управление ГУ МВД России по Ростовской области (С.М. Стребков - -зам. начальника, ответственное. лицо) и следственный отдел, ведущий «расследование», т. е. мою «посадку» в лице следователя Швецовой И.С., получивших почти в одни дни ходатайство Пешикова П.С. как своеобразную «чёрную метку» – дело Каклюгина в суд мгновенно или сами сядем! Никак иначе ту спешку и ошибки при подготовке обвинительного заключения, описанные мной на стр. 6-7 Приложения 2, обращения к прокурору г. Новочеркасска А.А. Косинову, не назовёшь.
     Поэтому вполне закономерно, что в своём ответе от 08.07.2019 г. в мой адрес заместитель прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону С.С. Чабров уже не в первый раз сообщает информацию, за которую, я уверен, в итоге после всех проверок Генеральной прокуратурой РФ, Следственным комитетом России должен будет понести не административную, а именно – уголовную ответственность, в соответствии с нормами российского законодательства. Ведь он информирует абсолютно спокойно, прямо, открыто о том, что «apriori», по умолчанию, содержит ложное утверждение, не основанное ни на чём, кроме просто слов Чаброва, не подтверждённое никаким фактологическим материалом: «Изучением материалов уголовного дела в прокуратуре района установлено, что все собранные по делу доказательства являются относимыми, допустимыми, а в своей совокупности – достаточными для разрешения уголовного дела». И свою чудовищную ложь, бездоказательную, непонятно на каком основании, кем и когда установленную, этот негодяй прописывает в отписках всем заявителям десятки раз по моему делу!!! Выше я доказал, что его слова – ложь и чуть позже вернусь к доказательству этого. Такие как этот «оборотень в погонах» должны сидеть гораздо больше, чем за убийство, ведь это «серийные убийцы» – сколько невинных жертв по их вине уже сидят по тюрьмам и колониям в стране?!
     В том же ответе от 08.07.2019 г. он безапелляционно сообщает и другой факт, который не утруждает себя вновь ничем подтвердить, предоставить какую-либо доказательную базу под него: «Нарушений и неправомерных действий старшим следователем Швецовой И.С. не допущено, основания для проведения в отношении неё процессуальной проверки не установлено». См. абзац 1, стр. 2 Приложение 4. Никакого обоснования нет. Я должен этому человеку поверить на слово? На каком основании? Согласно, имеет смысл повторить фрагмент из начала заявления, п. 4 ст. 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» №2202-1 от 17.01.1992 г.: «Ознакомление гражданина с материалами проверки осуществляется по решению прокурора, в производстве которого находятся соответствующие материалы, либо вышестоящего прокурора, принятому по результатам рассмотрения обращения гражданина, если материалы непосредственно затрагивают его права и свободы" (в ред. Федерального закона от 02.07.2013 № 156 ФЗ).
Уважаемый господин прокурор!
     Прошу Вас, учитывая вышеизложенную ссылку на ФЗ «О прокуратуре РФ» и то, что вся произошедшая и происходящая со мной во многом по вине следователя  И.С. Швецовой трудная жизненная ситуация, связанная с моим необоснованным уголовным преследованием, постоянным продлением меры пресечения в виде заключения под стражу, жёстко и беззаконно, с последствиями для здоровья и угрозой для жизни поражает меня в правах и нарушает мои конституционные свободы, прошу Вас обязать заместителя районного прокурора Чаброва С.С. предоставить мне и стороне защиты в полном объёме материалы и результаты прокурорской проверки деятельности старшего следователя ОРП на ТО Отдела полиции №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону, подполковника юстиции Швецовой И.С. в рамках расследования уголовного дела №11801600095001525, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, на предмет законности, соблюдения прав и свобод Каклюгина Н.В., то есть меня, 02.12.1980 г. р., а также норм Уголовного и Уголовно-процессуального права Российской Федерации в установленные законом сроки.
     Чтобы Вам и Вашим подчинённым из прокуратуры г. Ростова-на-Дону было легче анализировать, в чём состоит неадекватность и халатность при осуществлении прокурорского надзора командой районного прокурора А.В. Мальцева в отношении правомочности моего задержания, ареста, возбуждения уголовного дела, проведения следственных действий, даже во время и сразу после длительных отказов от приёма пищи (с 20.11 по 30.12.2018 г. и с 11.01. по 28.01.2019 г.), приведу ещё один фрагмент из моего заявления на имя прокурора г. Новочеркасска А.А. Косинова, переадресовывая его и Вам: «А все мои доводы [прим. авт. – с точки зрения С.С. Чаброва в его отписках] в отношении незаконности действий следователей Бортниковой М.А. и Швецовой И.С., их руководителя Сердерова М.У., назначенной им следственной группы “начудившей” в следственных кабинетах СИЗО-3 г. Новочеркасска, о чём я писал Вам, но так и не проконтролировано Вашими коллегами по территориальности, приведённых данных в обращениях от 22.02.2019 г., 28.02.2019 г., 25.03.2019 г., 19.03.2019 г., 17.04.2019 г. “являются надуманными, имеющими своей целью избежание уголовной ответственности за совершённое Каклюгиным Н.В. преступление, а также повлиять на объективность предварительного расследования”. Причём, начиная  с ответа от 05.03.2019 г. на моё обращение от 28.02.2019 г. моё дело было уже передано в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону (начиная с 25.02.2019 г.), и никакого предварительного расследования в принципе уже быть не могло. Однако в тексте всех 4-х отписок, следующих от этой даты, за подписью в этой,  С.С. Чаброва, а далее – С.Ю. Касянчука (хотя текст всех их идентичен) эта фраза остаётся. Что можно и нужно расценивать как преступную халатность. И трактовать в соответствии с аналогичной статьёй Уголовного кодекса Российской Федерации. Точнее, статьями. Преступлений масса!..
     Я могу привести ещё массу фактов противоправной деятельности Ваших коллег из Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, но пока ограничусь на этих. Приберегу остальные для Следственного комитета РФ». См. стр. 1 Приложения 2.
     15.07.2019 г.  сразу на двух крупных федеральных интернет-порталах: на антинаркотическом в г. Москва «Нет наркотикам» (www.narkotiki.ru) и патриотически ориентированном, православном в Санкт-Петербурге «Русская народная линия» (www.ruskline.ru) опубликован материал «Полгода в СИЗО: итоги», в котором я в развёрнутой форме поясняю, каковы причины, побудившие меня дважды на столь длительные промежутки времени отказаться от приёма пищи и остаться только на воде, что привело к крайне тяжёлым последствиям для организма. Хочу подчеркнуть особо, что НИКАКИХ мер прокурорского реагирования со стороны прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону не было предпринято, чтобы я прекратил голодовку. Для этого необходимо было остановить следователя Бортникову М.А., затем – Швецову И.С.  на пути ведения следствия в сторону необъективности, резко обвинительного уклона исключительно в мой адрес и массы фальсификаций во время проведения следственных действий.
     Достаточно одной цитаты из моих воспоминаний того очень трагического времени, описанных в статье «Полгода в СИЗО: итоги», чтобы следственные органы СК России и вышестоящая прокуратура приступили к выполнению своих непосредственных служебных обязанностей – проведению доследственной проверки перед принятием решения о возбуждении уголовных дел сразу по нескольким составам преступлений, предусмотренных соответствующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, в отношении руководящих должностных лиц в данной районной прокуратуре: «Прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону в лице заместителей прокурора района А.В. Мальцева, С.С. Чаброва и С.Ю. Касянчука монотонно, на протяжении месяца, на ВСЕ мои обращения (7 штук) отвечала ИДЕНТИЧНЫМ, обращаем на это особое внимание (!!!), текстом, слово в слово повторяя друг друга, хотя мои ходатайства/заявления/жалобы/обращения с не одним, двумя, тремя серьёзными аналитическими и документальными приложениями были о разном, но всегда по существу дела, причастных к его возбуждению и необъективному расследованию лиц, ответы в мой адрес оказались насыщены мало того, что недостоверной, несоотносимой с сутью каждого запроса/заявления информацией, но и скопированы один с одного… /… /…
     Началось с 13 марта предварительным слушанием рассмотрение дела по существу. И прокуратура района по-прежнему утверждала справедливость поддержки ходатайства об избрании мне меры пресечения в виде заключения под стражу, где я нахожусь 8 месяцев [прим. авт. – на момент написания данного заявления уже более 9-ти месяцев] с массой трудностей для здоровья, с нервным психическим перенапряжением вследствие постоянно оказываемого на меня давления со стороны следствия, искусственного форсирования и ограничения сроков ознакомления с материалами дела через неправомерное судебное решение Пролетарского районного суда, трёхмесячного ожидания отправки в тюремную больницу после 57 дней отказа от приёма пищи вследствие несогласия с происходящей в отношении меня травлей  многократным нарушением моих прав и свобод. Не обращая внимания на массу обращений, ходатайств в мою поддержку со стороны священноначалия, представителей российского Сената, депутатского корпуса, общественных патриотических и правозащитных организаций, работники прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону абсолютно спокойно продолжают утверждать в своих ответах: “в случае избрания иной меры пресечения обвиняемый [Каклюгин Н.В.], находясь на свободе, имел реальную возможность воспрепятствовать установлению действительных обстоятельств происшедшего, оказывать давление на свидетелей либо скрыться от следствия… /… /… обстоятельства, послужившие основанием для избрания данной меры пресечения, не отпали”. Это снова фрагмент ответа и. о. заместителя прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону С.Ю. Касянчука. Будто и не было депутатских запросов Н.С. Валуева и С.А. Гаврилова из Государственной Думы, обращений из Совета Федерации от сенатора Мизулиной Е.Б. к Генпрокурору Ю.Я. Чайка! Заместители районного прокурора Чабров и Кассянчук решили на любое моё обращение, о чём бы оно не было, о ком бы – о следователях Швецовой и Бортниковой, о сотрудниках Управления по контролю за оборотом наркотиков областного главка МВД, так и не рассказавших стороне защиты, что это за спецназ, и спецназ ли вообще, задерживал меня 19 октября [2018 года] на улице Каяни в Ростове-на-Дону, помогал похищать мой мобильный телефон и молча наблюдал, как мне в карман кладут расфасованные заранее кем-то наркотики, отвечать одним и тем же текстом. И 27 марта, и 2 апреля, и 5 апреля. И так 6 раз подряд. Большей наглости я в своей жизни не видел!». Это лишь часть тех преступлений против моей личности, к которым причастны работники прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону. Более подробно см. стр. 6, 12 Приложения 7 и в целом весь текст «Полгода в СИЗО: итоги».
     Но события, беспрецедентные по своей беспринципности и антигуманности, несоответствию действующим нормам Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации продолжают при активном пособничестве действующих сотрудников районной прокуратуры происходить и сейчас.
     23.07.2019 г. состоялся в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону очередной судебный процесс из серии тех по существу возбуждённого в отношении меня 20.10.2019 г. уголовного дела №11801600095001525, что пока проводит сторона обвинения, представляя своих свидетелей, допрашивая их и предлагая допросить стороне моей защиты и мне лично. Неожиданно уже в разгар судебного заседания, когда был заслушан и допрошен очередной свидетель обвинения, кстати говоря, отказавшийся от своих прежних показаний против меня, имеющихся в материалах дела (Добреля Олег Петрович, Главный врач/начальник филиала ГБУ РО «Наркологический диспансер, город Шахты, листы дела 147-150 тома 1)в части моих отрицательных характеристик, которые он не озвучивал, их дописали самовольно и привёз на подпись заместитель начальника 3-го отдела УКОН ГУ МВД России по Ростовской области Канцыпа Р.А. (!!!), выяснилось, о чём заявил судья Попов А.Е. и его поддержал гособвинитель, старший помощник прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону Вернигора Д.П., что, не извещая меня и сторону моей защиты, было принято решение, незаконно, в этот же день, тут же провести, не оповестив меня должным образом, не дав нам возможность собрать необходимые медицинские документы, характеристики моей личности, ходатайства депутатов Государственной Думы ФС РФ, членов Совета Федерации ФС РФ, представителей православной общественности, руководителей социально-ориентированных и пророссийских патриотических некоммерческих организаций, Координационного центра противодействия наркомании при Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению Московской Патриархии, с которыми я взаимодействовал за годы своей экспертной и прикладной практической деятельности в сферах реализации стратегии государственной антинаркотической политики (СГАП) до 2020 года, в разработке которой в своё время участвовал в составе рабочей группы Государственного антинаркотического комитета лично в 2008-2009 гг. и по направлению противодействия распространению внутриполитического влияния тоталитарных деструктивных культов (сект) на территории Российской Федерации. Уверен, это было сделано специально!
     Мне предоставили слово выступить в свою защиту, пояснить позицию. Надеюсь, скоро эта речь будет опубликована и разъяснит общую картину. Однако, на судебном заседании 23.07.2019 г., из рассмотрения дела по существу для стороны защиты без предупреждения ставшим решением о продлении меры пресечения по моему уголовному делу, никакого воздействия на судью Попова А.Е. и представителя районной прокуратуры Д.П. Вернигора она не оказала. Как и озвученная моими защитниками-адвокатами Пешиковым П.С. и Евдокимовым В.Н. позиция. Решение о том, что я должен оставаться в СИЗО-3 г. Новочеркасска явно было принято заранее. Обоснование, поддержанное гособвинением, требует юридической оценки в рамках УПК РФ. Снова несоответствие реальности. Театр абсурда, как и всё моё уголовное дело, но с тяжкими последствиями для моего здоровья и с угрозой жизни, не говоря о деловой репутации и материальному благосостоянию в виду неспособности работать сейчас и длительное время потом, по выходу, с учётом периода восстановления.
     Обоснование ещё 3-х месяцев моего заключения под стражу, в сумме 12 месяцев, у судьи Попова и старшего помощника прокурора – защитника интересов не правосудия, а сектантов и врагов России, это однозначный момент, такое: «Выслушав мнения сторон, не входя в обсуждение вопроса о виновности подсудимого, учитывая личность подсудимого, а также обстоятельства инкриминируемого ему преступления, которое относится к категории особо тяжких, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, где возможно назначение наказания в виде лишения свободы на длительный срок, что не исключает попытки скрыться, гарантий явки по вызовам при этом не усматривается, суд считает, что в настоящее время нет оснований для отмены или изменения подсудимому ранее избранной меры пресечения на другую, более мягкую, в том числе и домашний арест. Все смягчающие обстоятельства ранее были известны и учтены при избрании и продлении Каклюгину Н.В. меры пресечения – заключения под стражу… /… /… меру пресечения – содержание под стражей подсудимому Каклюгину Н.В. … /… /… продлить на три месяца… /… /… до 25.11.2019 года включительно».
     Каким образом учтена моя личность? О каких ранее известных суду смягчающих обстоятельствах суду было ранее известно? Об отказе от приёма пищи общей протяжённостью 57 суток прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону целенаправленно не извещала Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону, как и о тяжелейших последствиях для здоровья, сопровождавших те вынужденные, к сожалению, решения. Справку о проведённых голодовках я получил у начальника филиала МЧ-14 ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России, капитана внутренней службы А.С. Обухова по личной инициативе 17.04.2019 г. самостоятельно (см. Приложение 18 на 1 листе). Как не было, так и нет в материалах дела ни одного упоминания об этих трагических для меня, очень тяжёлых событиях, к которым так и не подключился, к их решению (хотя обязан был!!!) ни один работник районной прокуратуры.
     И в этом решении судьи А.Е. Попова снова ни слова о моих отказах от приёма пищи, о моём состоянии здоровья, недавней госпитализации в ФКЛГУ МОТБ-19 ФСИН России, проблемах со здоровьем после неё. Это тотальное нарушение моих прав и свобод и оно продолжается!!!
     А прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону в лице старшего помощника районного прокурора Вернигора Д.П. продолжает активно поддерживать этот правовой беспредел, нарушая свои должностные инструкции. «Учитывая личность подсудимого», мне, федеральному эксперту в сфере реализации программ охраны психического здоровья нации, угасающему в условиях следственного изолятора, где в тюремных больницах могут лишь убить или покалечить, но не подлечить, как было со мной с 29.04. по 16.05.2019 г., о чём хорошо известно прокурору г. Новочеркасска  А.А. Косинову и председателю Общественной наблюдательной комиссии Ростовской области Л.В. Петрашису, добавили ещё 3 месяца в СИЗО!!!
     Личность же моя, её характеристики, очень наглядно представлены в томе 3 материалов дела. И с ними знакомился судья Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону Попов !00%. Как и гособвинитель Вернигора. Что же они пишут в решении о продлении мне меры пресечения в виде заключения под стражу? На чём основывают его?
     Быть может, на «Отзыве на профессиональную деятельность Николая Владимировича Каклюгина от 06.11.2018 г.», исх. №42 за подписью директора Центра церковно-государственных отношений «Берег Рус», доктора социологических наук И.А. Романова из Приморского края, подшитого в том 3 материалов дела, листы 24-25? См. Приложение 22, листы 1-2. Фрагмент отзыва: «Многочисленные работы Н.В. Каклюгина (публикации, книги, документальные фильмы) имеют широкую аудиторию и востребованы в государственных органах власти и неправительственных организациях Федерального и регионального уровней, в медицинских учреждениях, аналитических центрах и душепопечительских  организациях. Особое внимание к работам Николая Каклюгина проявляет Русская Православная Церковь, противостоящая наркотизации России. Епархии Русской Православной Церкви часто приглашают Николая Владимировича для выступлений, лекций, проведения круглых столов и семинаров… /… /… Николай Каклюгин избрал своим жизненным приоритетом ценности Православного христианства, заповеди которого запрещают нарушение государственных законов, а любую форму химической зависимости называют большим грехом… /… /… Мы можем охарактеризовать Николая Каклюгина как добропорядочного человека, неординарную и творческую личность, ориентированную на помощь своему Отечеству и ближним… /… /… Мы не согласны с арестом Николая Каклюгина, считаем его незаконным, необоснованным, вопиющим фактом нарушения и попрания прав человека, пренебрежения к российскому общественному мнению, халатного невнимания к интересам безопасности и сохранения суверенитета России». Таково мнение, которое подтверждается и моим многолетним трудом во благо моего народа. О чём же пишут в решении посадить меня за решётку ещё на 3 месяца бессовестные судья и прокурор? На характеристики чьей личности опираются? Быть может невнимательно читали материалы дела? Если бы, как обещали, рассмотрели продление меры пресечения мне 06.08.2019 г., то мы бы с этими характеристиками моей личности, подтверждёнными многими годами совместной деятельности, их ознакомили, попросили бы коллег и соратников подготовить и прислать новые. Но нас обманули…
     Вот, например, позиция в отношении моих личностных качеств и вероятности того, могу ли я быть социально опасным или просто – наркозависимым человеком: «После того, как я вошёл в Общественный совет при ФСКН России, а позднее в рабочую группу Общественной палаты РФ, мы с Каклюгиным Н.В. продолжили совместное сотрудничество по противодействию наркомании, как на вышеуказанных площадках, так и в Госдуме, не только участвуя лично, но и являясь инициаторами различных мероприятий, семинаров, конференций, обсуждений и т. п. на данную тему. Каклюгин Н.В. внёс большой вклад и в научные разработки, связанные с феноменом наркомании и реабилитационными методиками по решению данной проблемы в Российской Федерации… /… /… систематически совершенно безвозмездно выезжал во вновь образованные реабилитационные центры, где оказывал практическую помощь в работе с наркозависимыми». Это уже пояснение от священника Русской Православной Церкви, руководителя сети реабилитационных учреждений Выборгской епархии СПб Митрополии, протоиерея Сергия Белькова, полковника МВД в отставке. И дополнение для следователя ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону М.А. Бортниковой и её старшей коллеги И.С. Швецовой вместе с надзирающими за расследованием дела непонятно как прокурорскими работниками прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону: «Являясь известным общественным деятелем, Каклюгин Н.В. до сегодняшнего дня ведёт непримиримую борьбу с различными сектантскими образованиями, располагающимися как на территории РФ, так и за её рубежом, при этом активно сотрудничая с правоохранительными органами». Почему на эти характеристики и комментарии, также имеющиеся в материалах дела, не обращено внимание Вашими коллегами и судьями Пролетарского района г. Ростова-на-Дону? Какой умысел имели они, игнорируя эту информацию, а то, что лжесвидетельствовал наркоман со стажем М.Г. Красильников на очной ставке о, якобы, имевшей место за полгода до возбуждения уголовного дела расфасовке наркотиков по адресу, он не помнит какому, на кушетке, которой в моём доме в г. Краснодар никогда не было и в помине? С какой целью судья Попов А.Е. не учёл и этот комментарий протоиерея Сергия Белькова, размещённый в томе 3, лист 21: «Являясь публичным человеком, Каклюгин ежедневно общался с большим количеством людей как непосредственно, так и опосредованно через различные виды коммуникаций, и в этом случае невозможно было бы не заметить признаки неадекватности поведения Николая Владимировича, связанные с употреблением психоактивных веществ. Тем более представить, что Каклюгин мог бы заниматься хранением или сбытом наркотиков – по определению невозможно. Считаем, что инцидент с задержанием Н.В. Каклюгина является хорошо продуманной провокацией на почве мести, связанной с его общественной деятельностью». И самое главное – то, что даже если мы, я со стороной защиты, не успели подготовить к судебному заседанию по решению об изменении или продлении моей меры пресечения, точно не зная его даты, т. к. нас ввели в заблуждение судья А.Е. Попов и гособвинитель Д.П. Вернигора, назначив его, не предупредив, раньше на 14 дней, материалы с просьбами/ходатайствами освободить меня из-под стражи, в материалах дела такие обращения уже были подшиты. Как, например, это, отца Сергия Белькова. Оно завершается именно этими словами: «просим до окончания следственных мероприятий не избирать Каклюгину Н.В. меру пресечения содержания под стражей». См. Приложение 22, лист 3.
     С той же просьбой и подобным обоснованием обращался к следователю Бортниковой М.А. 21.10.2018 г. и председатель Благотворительного фонда «Православной реабилитации» А.В. Семенов: «Каклюгин Н.В. является общественным деятелем и ведёт активную борьбу с различными деструктивными организациями, маскирующимися под реабилитационные структуры. Предполагаем, что задержание Каклюгина является спланированной провокацией представителей этих деструктивных структур.
     Так как Николай Владимирович ежедневно общается с множеством специалистов из области наркологии, представить ситуации, при которых его неадекватное поведение, связанное с употреблением наркотиков, было бы никем не замечено, решительно невозможно».
     И снова то, на что обязан был обратить внимание суд, следствие и прокуратура района: «Просим не избирать Каклюгину Н.В. … /… /… меру пресечения содержание под стражей». В материалах дела это лист 23 тома 3, к заявлению этот документ см. в Приложении 22, лист 4.
     Но, видимо, что бы ни писали об этом моём деле в центральной прессе, какого бы уровня уважаемые авторитетные россияне не посылали за меня чего, в судах объективности нет.
     К сожалению, уровень духа судей и прокуроров Пролетарского района г. Ростова-на-Дону настолько низок, что у них нет духовной крепости, не оказалось, провести судебное заседание с вынесением коллегиального решения о продлении или изменении мне меры пресечения тем числом, 6 августа, о котором изначально шла речь в обсуждении со стороной защиты. И вот так грязно, пакостно, задним числом, прямо во время заседания 23.07.2019 г. после того, как был заслушан очередной свидетель обвинения, ему были заданы все интересующие обе стороны процесса вопросы, судья А.Е. Попов озвучил, что сейчас будет решаться вопрос о продлении мне меры пресечения в виде заключения под стражу. Что было поддержано безоговорочно представителем прокуратуры района, как я уже писал выше Д.П. Вернигора.
     Значит, заказной характер уголовного дела вновь подтвердился, и сомнения в итоговом вердикте, справедливости приговора – будет ли он оправдательным в устах судьи Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону Попова А.Е., обретают новую силу.
     Если судья пишет оксюморон в установочных данных судебного решения от 23.07.2019 г., два взаимоисключающих определения ставя рядом, то заблаговременно ясна шаткость его позиции относительно виновен я или нет. Хотя были выслушаны бредоподобные противоречивые показания практически всех свидетелей обвинения, но судья Попов пишет такое: «… не входя в обсуждение вопроса о виновности подсудимого», и при этом тут же: «учитывая… /… /… обстоятельства инкриминируемого преступления, которое относится к категории особо тяжких, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, где возможно назначение наказания в виде лишения свободы на длительный срок, что не исключает попытки скрыться, гарантий явки по вызовам при этом не усматривается…». Так если «не входя в обсуждение виновности», значит речь идё            т о презумпции невиновности? Тогда при чём здесь мысли, что я не явлюсь в суды на заседания? А если судью Попова в педофилии родители девочки – соседи обвинят, просто так – ни с того, ни с сего – его в СИЗО сразу – статья то тяжкая? У меня то ни отпечатков пальцев нет, ни ОРМ не проводили, просто оперативники придумали вместе с наркоманом историю – в карман их друг наркотики положил. И что? Я должен в сумме год в СИЗО просидеть?
     А почему тогда журналист Иван Голунов, сотрудник интернет-портала «Медуза» сразу на домашний арест судом был переведён? И через 6 дней дело закрыли? Так у него дома кокаин ещё нашли, но у меня и обыск даже не сделали вообще в моём доме в Краснодаре. Настолько следствие было уверено, видимо, что там ничего нет эдакого запрещённого. Как же так? Где справедливость? Не пора ли судье Попову вместе с прокурором Вернигора покинуть свои рабочие места навсегда без права занимать любые судейские (в первом случае) и прокурорские должности (во втором случае) до конца дней своих. Почему я должен продолжать страдать здесь, будучи невинной жертвой организованного преступного сообщества, в том числе состоящего из «оборотней в погонах», а они должны спокойно жить, трудиться и регулярно отдыхать в комфорте, на свободе? Судья Попов вот в отпуск после 6 августа собрался, а я на каком основании должен находиться в СИЗО ещё до 25 ноября? Вот пусть судья Попов сюда и садится. А я на свободе должен быть. Заслужил праведным трудом, в отличие от судьи Попова, сажающего всех направо и налево.
     Если бы эта преступная группа повнимательнее вчиталась в том 3 материалов моего уголовного дела №11801600095001525, то нашла бы там и серию благодарственных писем за то, что я по мере сил делал в рамках той деятельности, которую осуществлял в различные периоды времени в разных городах страны, субъектах Российской Федерации.
     Так, более 3-х лет одним из стратегических направлений в г. Москве, в Юго-Восточном административном округе была профилактика зависимого поведения детей и подростков в образовательной среде. Одним из документов, подтверждающих успехи того времени, достигнутые нашей командой на базе методического центра Юго-восточного окружного управления образования Департамента образования г. Москвы, является благодарность мне как специалисту в области подготовки и реализации специализированных окружных программ профилактики зависимого поведения молодёжи в рамках в том числе как одного из активных организаторов и членов жюри конкурса среди более чем 40 учреждений дополнительного образования округа «Твоя жизнь – твой выбор» (2012 год). См. Приложение 22, лист 5. В материалах дела это том 3, лист 37.
     В 2010 году, как и, в принципе, практически ежегодно, пока я работал, развивал данное, крайне важное в очень «зашлакованной» всяческими зависимостями современной Москве направление, неоднократно директором учреждения дополнительного образования, где мог реализовывать свои проекты в масштабах одного из самых крупных территориально субъектов нашей страны, награждался грамотой с формулировкой, разъясняющей суть того, что было заложено в основу тех профессиональных экспертных  разработок, которыми занимался в те годы: «За большой вклад в дело формирования и развития творческих способностей, интеллектуального, нравственного и физического совершенствования детей и взрослых, а также организацию свободного времени, обеспечивающего социальную адаптацию детей к жизни в современных условиях в период 2009-2010 учебного года». См. Приложение 22, лист 10, или лист 40 тома 3 материалов дела.
     Среди благодарственных писем, характеризующих те сферы деятельности, а значит – и особенности личности, в материалах дела есть и добрые слова от председателя Оргкомитета I Регионального православного форума Пилипюк Д.М. г. Уфа, Республика Башкортостан, с формулировкой: «За благую помощь в деле проведения Форума (2009 год). Лист 33 тома 3, или Приложение 22, лист 6.
     За две недели до задержания в Ростове-на-Дону, подброса наркотиков сотрудниками областного УКОН, спецназом «Гром» или их сподвижниками с нечистой совестью, оказавшимися там же по просьбе кого-то из них в этот заранее срежиссированный момент, я вылетел в город Челябинск, где принимал активное участие в организации и стал одним из, как сегодня говорят, хедлайнеров, основных докладчиков научно-практического семинара-совещания на тему: «Проблемные вопросы и базовые механизмы реабилитации, псевдореабилитации (вербовки) и ресоциализации химически зависимых лиц на Южном Урале». Организатор мероприятия, руководитель отдела противодействия наркомании Челябинской епархии и по совместительству председатель Автономной некоммерческой организации «Преодоление» В.В. Дьяков в своём благодарственном письме на моё имя, которое также подшито в материалы дела, и с ним знакомились и следователи Бортникова М.А., и Швецова И.С., и сотрудники прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, и судья Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону А.Е. Попов, но предпочли не заметить, не взглянув и на дату его выдачи, очень важную в свете всех дальнейших событий, подчеркнул: «Особо отмечаю высокий научно-практический уровень и актуальность представленного Вами доклада по теме: “Проблемные вопросы и базовые механизмы реабилитации, псевдореабилитации (вербовки) и ресоциализации химически зависимых лиц”. Мы признательны Вам за проявленное и неравнодушное отношение к проблемам реабилитации зависимых лиц и надеемся в дальнейшем видеть Вас в числе участников наших мероприятий… /… /… г. Челябинск, 04 октября 2018 года». См. Приложение 22, лист 7 или лист 34 тома 3 материалов дела.
     А вот судья А.Е. Попов и старший помощник прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, как-то по своему с кем-то ещё внешним договорились до судебного заседания 23.07.2019 г. и записали: «Не входя в обсуждение вопроса о виновности подсудимого, учитывая личность подсудимого (прим. авт. – но иную, какую-то ими выдуманную, асоциальную, наркоманскую личность, наркоторговца, как им, видимо, подсказал заказчик моей «посадки» подальше и надолго)… /… /… в удовлетворении ходатайства адвокатов Евдокимова В.Н. и Пешикова П.С. об изменении Каклюгину Н.В. меры пресечения – содержание под стражей, на домашний арест – отказать». Причём я выступил с речью минут на 10. О ней в судебном постановлении нет ни слова, да и ходатайства моих адвокатов не были ни каким образом оформлены, просто озвучены в устной форме экспромтом, поскольку, повторюсь, сторона защиты и я не были предупреждены о готовящемся мероприятии. И это явно прошло с нарушением УПК РФ. Прошу провести прокурорскую проверку по данному факту.
     Кто-то очень настойчиво руками вот таких вот нечистоплотных судей и прокуроров, оперативных сотрудников и следователей стремится на как можно более длительный срок изолировать меня в места заключения. Тем самым заблокировать всю мою деятельность. Очень грамотно, профессионально точным лаконичным и выверенным языком мотивы моего задержания, помещения в СИЗО и вероятного – в колонию строгого режима в своём заявлении «В компетентные органы» пояснила врач-психиатр высшей категории Т.А. Крылатова: «В ходе своей профессиональной и общественной деятельности в Государственной Думе РФ и в Общественной палате РФ взаимодействовала с Николаем Владимировичем Каклюгиным. Неоднократно слушала его доклады в Комиссиях Государственной Думы. Они всегда отличались серьёзной документацией и глубокой профессиональной проработкой вопросов. Николай Владимирович известен своей непримиримой борьбой с наркомафией, осуществлял последовательную информационную работу по этой злободневной теме.
     В последние годы появилась тенденция к снижению наркопотребления. В значительной мере – это заслуга Н.В. Каклюгина – учёного (имеет кандидатскую степень), специалиста по психиатрии и наркологии. Специалиста, который способен высоко профессионально, на научной основе анализировать ситуацию с распространением наркотиков и формировать идеологию борьбы с этим злом, унесшим и уносящим жизни сотен тысяч молодых людей в нашей стране.
     Из его работ видно, что он глубоко изучил и политический аспект внедрения наркотической субкультуры в общество для его дезорганизации, разгосударствления, хаотизации в конечном счёте и полного разрушения.
     Считаю, что заключение Н.В. Каклюгина под стражу, … /… /… обвинение его в распространении наркотиков не может иметь под собой никаких оснований (абсолютно алогично), так как именно Каклюгин Николай Владимирович в течение многих лет ведёт с этим злом непримиримую борьбу. Его заключение под стражу в значительной степени ослабляет борьбу с распространением наркотиков в РФ и способствует дальнейшей наркотизации нашей молодёжи». См. стр. 8-9 Приложения 22, в материалах дела лист 20 тома 3.
     И снова деградирующая стремительно система территориальных органов полиции, в том числе в следственной их части не придала абсолютно никакого значения в лице сначала следователя ОРП на ТО ОП № 7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону, капитана юстиции М.А. Бортниковой, а затем и её старшему коллеге, сразу зашедшей в дело «сажать» меня, сочинять фиктивные рапорты, вшивать в дело «липовые» документы, следовательно ничего не значащими для неё с точки зрения символа чести и достоинства погонами подполковника юстиции, Швецовой И.С., данной краткой, но очень ёмкой аналитической справке о сути моей деятельности до задержания, и истинных мотивах, повлекших его. Районная прокуратура, видимо, вообще пролистала все эти мои характеристики и ходатайства думающих людей, авторитетных экспертов в мою пользу. У судьи А.Е. Попова по моему делу тоже, судя по его действиям, прицел на итоговый обвинительный приговор по моему делу, вне зависимости кто что  о чём, о ком и как говорит. Каламбур в судебном постановлении от 23.07.2019 г. – явное тому свидетельство.
     Цель и задача – посадить меня на долгие годы – прослеживается во всех действиях, либо бездействии в определённые промежутки времени всей этой группировки.
     В ходатайстве от 24.01.2019 г. мой защитник-адвокат Пешиков П.С., в частности, прилагает для облегчения дальнейших следственных действий, определения более точного вектора проведения расследования, предлагает проверить показания явно свидетельствующего что-то неправдоподобное Красильникова М.Г., связанного к тому же с предполагаемым заказчиком подброса мне наркотиков, председателем правления Национального антинаркотического союза (НАС), Никитой Вячеславовичем Лушниковым, 13.08.1982 г. р. на т. н. «полиграфе», известном ещё как «детектор лжи», как и показания свидетелей обвинения: оперативников областного УКОН Болдырева А.Ю. и Скогарева Д.Г., понятых Паклина М.М. и Гравшина В.Н., вызвавшую меня из Краснодара в вечер задержания в Ростов-на-Дону на встречу в ресторан «Ялла», сразу после которой я был задержан, а она –нет, исчезла в неизвестном направлении – Кузьминой Т.П., расходы возложить на сторону моей защиты.
     Также в том же ходатайстве был запрос на уточнение по поводу проводимых проверок по сообщениям о хищении у меня во время задержания 19.10.2018 г. мобильного телефона «Iphone 6S» и о подбросе мне наркотических средств, об их судьбе, этих сообщений, шли ли по ним расследования и кто их ход контролировал.
     Тогда же в очередной раз была подана адвокатом Пешиковым П.С. просьба переквалифицировать мои действия на более мягкую статью УК РФ, «в связи с недоказанностью инкриминируемой ч. 3 ст. 30, п «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на данном этапе предварительного расследования». См. Приложение 13 на 2 листах.
     Итогом ходатайства стало постановление о его частичном удовлетворении от 24.01.2019 г. за подписью следователя Швецовой И.С. Этот документ – ещё одно свидетельство заказного характера моего дела и очередного факта превышения должностных полномочий данным должностным лицом согласно ст. 286 УК РФ, на что прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону не обратила никакого внимания.
     По результатам решений «оборотня в погонах» Швецовой:
     - свидетель защиты Литвиненко Е.В., полностью опровергающий показания лжесвидетеля Красильникова М.Г., наркомана со стажем, трижды судимого, не допрошен (Литвиненко Е.В.) в этом статусе. Объяснение причин не соответствует УПК РФ и полностью нарушает моё право на защиту. Районная прокуратура снова промолчала…
     - в проверке на «полиграфе» - детекторе лжи свидетелей обвинения отказано. Причём Швецова И.С. приводит в обосновании отказа ссылку на Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 03.04.2013 г. п. 5.2.1., о том, что психофизиологические исследования в том числе «… /… /… имеют своей целью выработку и проверку следственных версий». Ну так, госпожа следователь, берите всех своих противоречивых, найденных сектантами кое где, а где-то и купленных ими «товарищей», и вырабатывайте, проверяйте следственные версии!!! Но нет: «Данное ходатайство не подлежит удовлетворению… /… /… проверка свидетелей на полиграфе, согласно УПК РФ не является доказательством по делу, а результаты проверки на полиграфе в РФ имеют рекомендательное значение и не могут являться юридическим доказательством какого-либо факта». Прокуратуру такое решение следователя вновь абсолютно не насторожило, хотя именно детектор лжи сейчас использует Следственный комитет, его управление областное, сравнивая показания свидетелей обвинения в моём деле после выхода в свет документального фильма-расследования журналиста Андрея Караулова «Расправа?» о всей этой моей истории. Сравнивают и находят массу нестыковок…
     - по приобщению материалов выделенного в отдельное производство уголовного дела о хищении моего личного мобильного телефонного аппарата «Iphone 6S» – отказ. Обоснование требует прокурорской проверки, которая почему-то до сих пор так и не была проведена: «Факт хищения (утраты) [прим. авт. – хотя об утрате речь идти не может, он похищен!!!] мобильного телефона Каклюгина Н.В. не имеет отношения к расследуемому уголовному делу, в связи с чем приобщение материалов проверки по данному факту является нецелесообразным».
     - по приобщению материалов проверки по сообщению о подбросе мне наркотических веществ Швецова И.С. полностью солгала в этом пункте, 13.11.2018 г. никакого постановления о выделении в отдельное производства материалов уголовного дела по данному факту вынесено не было. Превышение должностных полномочий оперативниками Болдыревым и Скогаревым – это абсолютно другая история. Более наглой и беспринципной лгуньи я не встречал, чем Швецова. Её место в тюрьме. Почему она до сих пор на свободе, мне непонятно. Точнее, понятно, что пока на свободе зам. районного прокурора С.С. Чабров,  будет на свободе и она. Но всё это, я уверен, временно. В скором времени справедливость восторжествует.
     - в части переквалификации моих действий «оборотень в погонах» Швецова И.С. с инкриминируемой мне статьи на более мягкую, ходатайство было отклонено. Обоснование такое же лживое, как и всё то, что отвечала мне или любым другим заявителям по моему делу прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону: «Собранные следствием доказательства виновности Каклюгина Н.В. в инкриминируемом ему деянии как в отдельности, так и в совокупности, отвечают требованиям допустимости, относимости и достаточности. Вина Каклюгина Н.В. в инкриминируемом ему деянии полностью доказана показаниями свидетелей, которые достоверны, логичны, последовательны и соотносятся между собой, а также иными материалами уголовного дела, в связи с чем у следствия не имеется оснований для переквалификации действий Каклюгина Н.В. с инкриминируемой ему статьи обвинения на другую статью УК РФ».
     - в части изменения меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест следователь Швецова И.С. тогда 24.01.2019 г. почти слово в слово, повторяет судебное постановление судьи Попова А.Е. от 23.07.2019 г., через 6 месяцев, когда в СМИ, на его имя, появилась масса ходатайств, публикаций, заявлений в мою поддержку, поясняющих как заказной характер возбуждённого в отношении меня уголовного дела, так и то, что я не намерен скрываться от суда и лично/кровно заинтересован в том, чтобы виновные в моём задержании, подбросе наркотиков, аресте и помещении в СИЗО были найдены как можно скорее и понесли наказание со всей строгостью законов в РФ. Но судье Попову что-то или кто-то мешает включить здравый смысл и он хитрит, юлит вместе с работниками прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону сейчас. Как это сделала 6 месяцев назад следователь ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону И.С. Швецова: «Рассмотрев указанное ходатайство в части изменения меры пресечения в отношении Каклюгина Н.В. на домашний арест, следствие считает, данное ходатайство не подлежит удовлетворению в связи с тем, что обвиняемый Каклюгин Н.В. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, с учётом его личности, характера деяния и тяжести возможного наказания у следствия отсутствуют гарантии его явки в органы предварительного расследования».
     - естественно, самое страшное для всей этой организованной преступной группы из ГУ МВД России по Ростовской области с прикрытием в прокуратуре Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, это передача расследования моего дела следователям Следственного комитета Российской Федерации, поэтому в части согласования данного вопроса с территориальным надзирающим органом прокуратуры РФ, то здесь у «оборотней в погонах» с районной прокуратурой полное единодушие случилось. Если у этих аморальных личностей что-то от души вообще осталось, конечно. Обоснование прописано следователем Швецовой И.С. таким образом: «Изъятие и передачу настоящего уголовного дела для осуществления предварительного расследования в следственный отдел по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК России по РО в связи со сложной коррупционной составляющей (подозрение сотрудников ГУ МВД России по РО) и широким общественным резонансом, следствие считает, что оно [ходатайство в части согласования изъятия и передачи дела с прокуратурой Пролетарского района г. Ростова-на-Дону] не подлежит удовлетворению в полном объеме».
     Копия настоящего постановления направлена прокурору района А.В. Мальцеву 24.01.2019 г. и никаких вопросов, судя по отсутствию мер прокурорского реагирования, не вызвала.
     Хотя должна была… В который раз УК и УПК РФ не учтены, мои права и свободы грубо нарушены, следствие и прокуратуру по территориальности всё устраивает. На этот момент я второй раз отказывался от приёма пищи, находился на 13-х сутках голодовки, практически был в бессознательном состоянии. Следователя Швецову это не волновало, районную прокуратуру тоже…
     Зато очень слаженно они отработали вместе на судебном заседании в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону 12.02.2019 г. по ограничению меня по времени ознакомления с материалами дела.
     Заготовка готовилась следственным отделом ОРП на ТО Отдела полиции №7 СУ УМВД Росси по г. Ростову-на-Дону во главе с его руководителем, майором юстиции Сердеровым М.У. заранее. Сначала 14.01.2019 г. он выпустил постановление о производстве предварительного следствия следственной группой. См. Приложение 16 на 3 листах. Как я уже писал выше, якобы, в связи с тем, что «уголовное дело представляет особую сложность, связанную с выполнением большого объёма следственных действий». Руководителем следственной группы, согласно п. 2 того же постановления за подписью М.У. Сердерова, была назначена всё та же старший следователь по ОВД ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону, подполковник юстиции Швецова Ирина Сергеевна.
     В реальности большой объём у созданной следственной группы работ заключался в том, чтобы поочерёдно приходить в следственные кабинеты СИЗО-3 г. Новочеркасска, где я нахожусь, и протирать там штаны, показывая мне тома возбуждённого в отношении меня уголовного дела №11801600095001525 для ознакомления. При этом начался этот процесс с 28.01.2019 г., как только я вышел из второй голодовки. Ко мне прибыл в этот же день следователь ОП №7 г. Ростова-на-Дону Н.Н. Волков. У меня было очень плохое самочувствие, поскольку 17 суток я пил только воду. Спросил как быть. Тот предложил написать заявление на него, что плохо себя чувствую в связи с длительным отказом от приёма пищи и прошу перенести ознакомление с материалами дела. Так и сделали. Заявление взял и уехал. 30.01.2019 г. прибыл другой член следственной группы – А.Г. Мирзоян. Состояние здоровья на второй день после отказа от приёма пищи нисколько не улучшилось, и я предложил снова написать такое заявление, приложить документы из медицинской документации. Так и сделали, заявление написал с просьбой перенести ознакомление на более поздний срок на имя А.Г Мирзоян. 31.01.2019 г. прибыл следователь того же подразделения, Д.В. Семыкин. Я попробовал вчитаться в текст одного из томов уголовного дела, но буквы расплывались. Этот следователь попросил писать заявление уже на имя старшего следователя, руководителя следственной группы И.С. Швецовой, объяснить причину переноса ознакомления, что я и сделал, снова приложил некоторые мед. справки. 01.02.2019 г. приехал снова Д.В. Семыкин и этот процесс с написанием заявления, просьбой о переносе ознакомления с материалами дела на имя И.С. Швецовой повторился. 04.02.2019 г. приезжал молодой следователь группы К.Г. Котельников. С ним мне удалось уже всё же ознакомиться с несколькими материалами из томов моего уголовного дела, о чём заполнил соответствующий документ. Тут я и узнал, что протокол ознакомления с материалами уголовного дела должен заполняться собственноручно каждый раз, однако раньше мне никто его не предъявлял и не просил заполнить. Как выяснится позже, за меня его заполняли все приезжавшие ранее члены следственной группы ОРП на ТО ОП №7 и писали, что я отказался знакомиться и от подписи отказался.
     04.02.2019 г. следователь Швецова И.С., сфальсифицировав протокол моего ознакомления с материалами дела, как руководитель созданной 14.01.2019 г. специально для этих целей (и только для них) следственной группы, на основании не соответствующей действительности информации, что я, якобы, 28.01.2019 г., 30.01.2019 г, 31.01.2019 г. и 01.02.2019 г. отказывался приступать к ознакомлению с материалами уголовного дела, ссылаясь на написанный вместо меня график ознакомления с материалами дела, согласно которому я, по утверждённому плану этой группы «оборотней в погонах» (кроме К.Г. Котельникова) от ознакомления с материалами дела без обоснования причин отказывался и от подписи отказывался, готовит и подписывает протокол о возбуждении перед судом ходатайства об установлении определённого срока для ознакомления меня и стороны моей защиты с материалами уголовного дела №11801600095001525. См. Приложение 26 на 4 листах.
     В нём она сообщает заведомо ложные сведения, совершая уголовное преступление (одно из многих по моему уголовному делу, в процессе его расследования, точнее, имитации такового).
     Цитата из постановления: «Согласно графика ознакомления обвиняемого Каклюгина Н.В. в порядке ст. 216-218 УПК РФ с материалами уголовного дела №11801600095001525, Каклюгину Н.В. были предоставлены все материалы уголовного дела в следующие дни:
     - 28.01.2019 г. – отказался приступать к ознакомлению с материалами уголовного дела              
     - 30.01.2019 г. – отказался приступать к ознакомлению с материалами уголовного дела              
     - 31.01.2019 г. – отказался приступать к ознакомлению с материалами уголовного дела             
     - 01.02.2019 г. – отказался приступать к ознакомлению с материалами уголовного дела              
… /… /… [ПРИМ. АВТ. – ВСЕ ВЫШЕПРИВЕДЁННЫЕ 4 СТРОЧКИ – ЛОЖЬ!!!]
     Анализируя указанные факты, динамику ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, дают основания следствию считать, что обвиняемый Каклюгин Н.В., а также его защитник Пешиков П.С. явно и умышленно затягивают окончание процедуры ознакомления с материалами уголовного дела… /… /…
     На основании изложенного полагала бы необходимым возбудить перед судом ходатайство об установлении обвиняемому Каклюгину Н.В., его защитнику Пешикову П.С. и иным последующим защитникам обвиняемого определённого срока для ознакомления с материалами уголовного дела». Конец цитаты. См. Приложение26, листы 3-4.
     Что же случилось с теми заявлениями, которые я передавал Коллегам Швецовой по следственной группе в количестве 4 штук? Это попытался выяснить, когда судебный процесс, инициированный этой лукавой мошенницей в погонах подполковника юстиции состоялся 12.02.2019 г. в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону под председательством судьи С.В. Калитвинцева.
     Фрагменты выборочно из стенограммы судебного заседания 12.02.2019 г.: «28-го числа ко мне приходит следователь первый из этой группы, я пишу: “Прошу перенести ознакомление с материалами дела в связи с состоянием здоровья”. Я только вышел из голодовки, семнадцать дней проголодал… /… /… Заявление на имя следователя Мирзоян А.Г. Он принял заявление. Где оно сейчас? Я его не вижу здесь. Где, Ирина Сергеевна, заявление, мной заявленное? Молчит, товарищ следователь. Съела, порвала, выкинула? Вполне возможно. Нет заявления… /… /… Пришёл ко мне 29-го числа следующий следователь. Я пишу: “Прошу перенести, по состоянию здоровья, потому что у меня давление90/60”. Давление уже указал, давление фиксирует медсанчасть, состояние здоровья, давление низкое, нижайшее, а я гипертоник, для меня это нонсенс. Заявление на имя Волкова. Где это заявление? Молчит следователь Ирина Сергеевна Швецова. Съела, выкинула? Куда она дела? Не знаю. В четверг, значит, 31-го, приезжает Д.В. Семыкин… /… /… Я уже излагаю полностью, что проголодал столько-то дней, с такого-то числа. На имя уже старшего следователя Швецовой. Где это заявление? Съела, выкинула? Непонятно… /… /… Прошу перенести по состоянию здоровья, потому что перенёс голодовку тогда-то, тогда-то, давление такое-то, медсанчасть фиксирует, уже как мог. Всё уже, уже из последних сил написал, полдня провалялся потом, лежал. Ушёл. В пятницу присылают с утра Семыкина. “Она читала”. Я спрашивал у Семыкина: “Вы передали?”. “Я передал”. Нет его нигде(про заявление). Я уже приложил все медицинские документы свои, что камень в почке нашли, что уже всё, все медицинские свои. Пять приложений.
     … /… /… 28-го, 29-го, 31-го и 1-го было четыре заявление… /… /… Эти заявления не приобщены к тому три. Вы сейчас лжёте (прим. авт. – чуть раньше в диалоге на заседании 12.02. Швецова солгала суду и сообщила, что “все уведомления, которые были в ходе уведомления об окончании следственных действий, всё приобщено к материалам уголовного дела… /… /… в томе третьем”, но вопрос был не об этих уведомлениях). Где мои четыре заявления? 28-го на Мирзоян, 29-го на Волкова, 31-го на Вас, 1-го на Вас. Четыре».
     Ответ Швецовой: «Все заявления, которые подавал Каклюгин, “приобщены”. ЛОЖЬ.См. Приложение 17 – Стенограмма судебного заседания 12.02.2019 г.
     Ещё фрагмент диалога с того судебного заседания 12.02.2019 г., чтобы было понятно, как следователь Швецова умеет лгать и выкручиваться, словно уж на сковородке.
     «Судья Калитвинцев С.В. (следователю): Вы можете сказать, сколько всего заявлений приобщено за эти даты к материалам дела?
     Следователь Швецова: Мной приобщены те заявления, которые он подавал на уведомление об окончании следственного дела.
     Н.В. Каклюгин: Да не об этом я подавал, а о переносе ознакомления.
     Судья Калитвинцев: Вы можете ответить об иных заявлениях?
     Следователь Швецова: Я не могу на это ответить.».
     Она просто выкинула эти заявления. Задача стояла – ограничить меня и сторону защиты с ознакомлением с материалами дела.
     14.02.2019 г. мой защитник-адвокат Пешиков П.С. подал на имя следователя И.С. Швецовой ходатайство, в котором попросил следующее: «Сообщить о местонахождении заявлений Каклюгина Н.В., которые он вручал следователям в ФКУ СИЗО №3 ГУ ФСИН России по РО 28.01.2019 г., 30.01.2019 г., 31.01.2019 г., 01.02.2019 г. и 06.02.2019 г. на руки и на какой стадии рассмотрения они находятся, так как в указанных заявлениях указаны ходатайства Каклюгина Н.В. о переносе ознакомления с материалами уголовного дела из-за плохого самочувствия». См. Приложение 27 на 2 листах. Следователь Швецова тогда ответила письменно, что никаких заявлений от меня не поступало, совершив очередное должностное преступление.
     Тогда же, 12.02.2019 г., на судебном заседании в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону мой защитник-адвокат Пешиков П.С. предоставил судье Калитвинцеву неопровержимые доказательства того, что следователь Швецова И.С. перепрошила том 3 моего уголовного дела, чтобы вшить в него на место листа 45, где раньше находился рапорт её от 24.01.2019 г. постановление за её подписью о принятии уголовного дела к производству
Уважаемый господин прокурор!
     Прошу обратить внимание на этот момент, на который прокурор Пролетарского района А.В. Мальцев решил не стал акцентировать свой взгляд.
     Неслучайно совсем недавно председатель Государственной Думы Вячеслав Володин дал поручение председателям Комитета по государственному строительству и законодательству и Комитета по безопасности и противодействия коррупции проанализировать правоприменительную практику по ст. 228 УК РФ и ст. 303 УК РФ «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности». Эти два уголовных преступления очень часто между собой взаимосвязаны. Глава думского Комитета по безопасности и противодействия коррупции Василий Пискарев в комментарии к этим решениям, уточнил, что в случае со ст. 303 УК РФ, «очевидно, речь будет идти об усилении ответственности за фальсификацию доказательств и результатов ОРД, чтобы соблюдался главный принцип правосудия – каждый, кто совершил преступление, должен быть наказан, при этом ни одно невиновное лицо не должно понести уголовного наказания».
     Подробности в Приложении 28 на 8 листах, в статье «Россия последовательно работает над совершенствованием законодательства, отрицать это получается только у либералов».
     Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении трактуется в Уголовном кодексе Российской Федерации в рамках части 3 статьи 303 УК РФ и наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет. И это именно то преступление, которое однозначно совершила старший следователь ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону, подполковник юстиции Швецова И.С., вшив уже после прошивки тома 3 моего уголовного дела лист 45, а его перепрошив под номером 62. Когда была создана следственная группа 14.01.2019 г., она заново не приняла моё уголовное дело, забыла. А том 3 продолжал наполняться новыми материалами… Тогда она решила пойти на уголовно наказуемое деяние, думая, что этот момент никто не заметит.
     Но адвокат Пешиков П.С. имел к тому моменту, когда Швецова решилась на преступление, спасая уголовное дело, за которое «отвечала головой» перед начальством и заказчиками, первую фотокопию тома 3. Приложение 15 на 1 листе – это и есть тот самый рапорт от 24.01.2019 г., который был сначала подшит в том 3 как лист 45, а потом, после совершения Швецовой И.С. уголовного должностного преступления, обрёл новый номер – 62. У меня он ещё значится под номером 45. См. в правом верхнем углу. Что и требовалось доказать. У судьи Попова в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону на месте листа 45 находится постановление о принятии следователем И.С. Швецовой уголовного дела, а этот рапорт уже вшит как лист номер 62. 7 лет колонии строгого режима – это серьёзное наказание. Но за серьёзное преступление. Я писал об этом факте в Прокуратуру Пролетарского района г. Ростова-на-Дону ещё в марте 2019 года. В ответ тишина.
     Надеюсь, Вы отреагируете, как подобает…
     Вопрос об этом моменте был задан на судебном заседании 12.02.2019 г.
     Фрагмент стенограммы: «Адвокат Пешиков П.С.: В настоящий момент прошу суд приобщить ряд документов к тому материалу, который есть, об основании ходатайства следователя, которое прямо указывает на то, что имеются следы и фальсификации, и умышленного ограничения прав Каклюгина, в том числе следователь не имеет права даже заявлять ходатайство перед судом, которое сейчас было прочтено, поскольку после создания руководителем, который также присутствует на настоящем заседании [прим. авт. – М.У. Сердеровым], создания следственной группы, следователем Швецовой не было вынесено постановление о принятии уголовного дела к производству, которое в настоящий момент имеется, конечно, поддельное в материалах, поскольку на том листе уголовного дела, с которым я был ознакомлен в первый день ознакомления, был совсем другой документ. С явными признаками поддельности на данный момент… /… /… В связи с чем прошу приобщить для обозрения всем участникам процесса документ, выполненный на цветном принтере, уголовного деле, это лист 45 тома № 3, где находился рапорт Швецовой, который (рапорт) в настоящий момент датированный № 62, хотя на момент ознакомления с делом 62-го листа не было в деле, он переписан. С учётом даже того, что имеются следы переписки 45-го листа на 62-й [прим. авт. – следы стирательной резинки и более жирный нажим карандаша на новые цифры]. То есть, считаю этот факт явным нарушением  прав Каклюгина на защиту. Прошу приобщить и рассмотреть». Конец цитаты. Факт фальсификации материалов уголовного дела по тяжкой статье следователем однозначен и сомнению не подлежит. Подполковник юстиции Швецова Ирина Сергеевна совершила серьёзное уголовное преступление. См. Приложение 17, лист 2.
     На том судебном заседании 12.02.2019 г. было заметно, как стал нервничать после обнаружения этого момента представитель прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, С.Ю. Касянчук. Он буквально не находил себе места за своим столом гособвинителя. Один раз попытался «замять» вопрос. Не получилось.
     Фрагмент стенограммы: «Прокурор (Касянчук С.Ю.): Ваша честь, но у меня вопрос.
     Судья (Калитвинцев С.В.):  Нет. Товарищ  прокурор, вопросов к адвокату у нас нет, не предполагается.
     Прокурор (Касянчук С.Ю.): Но не совсем понятно, что в суде озвучено. Ссылается защитник на 45-ю страницу. Но вот я в графике не нахожу: не фотографировал, не ознакомился.
     Судья (Калитвинцев С.В.): Не предусмотрено вопросов ни Вам, ни защите. Вот как-то так».
     Как мы видим, у этой группировки, следственно-прокурорской смычки преступников здесь в этом моём деле заказ реализовать уже давно стало не получаться реализовать.
     Занервничали, заёрзали на своих креслах… То ли ещё будет! Не рассчитали силы.
     Прокуратура Ростовской области странным образом при этом ничего не сообщала о моих отказах от приёма пищи даже в конце мая и информировала то, что не соответствовало действительности: «Права Каклюгина Н.В. на материально-бытовое и медицинское обеспечение в период содержания  в ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области не нарушены». См. Приложение 19 на 1 листе. И это, когда два раза, 29.12.2018 г. и 17.02.2019 г. я не попал в очень плохом состоянии после затяжных голодовок на лечение в ФКУ ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России с обострением мочекаменной и гипертонической болезней, выраженным нарушением функций печени и почек, отёком левой конечности (ноги)?! Когда чуть не погиб без вообще какой-либо мед. помощи с 29.04.2019 г. по 16.05.2019 г., когда всё-таки попал в это учреждение, но пока так и не выяснили, почему не в терапевтическое отделение, куда направлен, а в палату № 7, изолированную от всех, только с холодным водоснабжением, без розеток в психоневрологическом отделении на 3-м этаже нового корпуса без единой прогулки за 18 суток пребывания там и с угрозой для жизни в виде непонятно откуда взявшейся там на решётке оконного проёма верёвки и грозными санитарами, не приходящими на помощь при ухудшении состояния!!!??? О чём написал мне С.Л. Анапольский, зачем эта ложь?
     При этом обращение 17 священнослужителей Русской Православной Церкви из профильного Координационного центра по противодействию наркомании Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Московской Патриархии во главе с его руководителем, епископом Каменским и Алапаевским Мефодием (Кондратьевым) на представителя той же областной прокуратуры на апелляционном заседании об изменении меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест не произвело на него никакого впечатления и «Хоть папа Римский, хоть Кирилл (никакого Патриарх Московский и всея Руси) – всё равно будет сидеть в СИЗО».
     Между тем опытные в антинаркотической и лечебно-реабилитационной работе пастыри с многолетним навыком в этой непростой сфере служения отметили в том своём ходатайстве об изменении мне меры пресечения от ноября 2018 года: «Каклюгин Н.В. имеет большую известность в сфере светских и церковных специалистов, помогающих наркозависимым. Он побывал в большом количестве российских реабилитационных центров и посвятил свою кандидатскую диссертацию теме духовно ориентированной реабилитации лиц, зависимых от психоактивных веществ (ПАВ)… /… /… Смелый и бескомпромиссный, невзирая на лица и должности… /… /… Николай Каклюгин разоблачал конкретные организации и конкретных лиц, занимающихся по его мнению псевдореабилитацией наркозависимых и нажил немало врагов.
     Обнаружение наркотических средств у Н.В. Каклюгина члены Координационного центра по противодействию наркомании воспринимают как провокацию и личную месть тех, кому мешала деятельность Николая Владимировича».
     См. полный текст ходатайства – Приложение 20 на 2 листах.
     Слава Богу, меня очень хорошо молитвенно поддерживает православное сообщество в России, ближнем и дальнем зарубежье. См. Приложение 21 на 1 листе. И я очень благодарен им за это!
     В открытом обращении к начальнику Главного управления по контролю за оборотом наркотиков (ГУНК) МВД России, генерал-лейтенанту полиции А.И. Храпову я рассказал, как происходило моё задержание и кто персонально и какие деструктивные неправительственные организации за этим стоят. См. статью «Голос Правды и печали». Приложение 23 на 3 листах.
     Подброшенный в правый карман моей куртки во время задержания 19.10.2018 г. как и в случае с журналистом интернет-портала «Медуза» в Москве Иваном Голуновым свёрток с наркотиками не содержал на себе и внутри ни одного отпечатка не только моих рук и пальцев, но и вообще чьих бы-то ни было. При этом оперативные сотрудники 3 отдела областного УКОН, задерживавшие меня, тот же старший группы А.Ю. Болдырев на очной ставке со мной 25.10.2018 г. в СИЗО-3 подтвердит, что изъятие наркотиков происходило без перчаток, их одели позже, когда брали смывы с ладоней моих рук. См. Приложение 24 на 3 листах.
     То же самое подтверждают понятые, присутствующие во время моего досмотра 19.10.2018 г. в показаниях под протокол и на судебном заседании по существу, Паклин М.М. и Гравшин В.Н. См. Приложение 25 на 40 листах. Там же выяснилось, что понятой Паклин М.М. – друг в соцсети Facebookоперативника УКОН ГУ МВД России по РО Болдырева А.Ю. и они давно знакомы. Что в показаниях у обоих понятых между собой существенные противоречия. Что наркотики у меня извлёк один оперативник сразу из кармана, где они лежали, и больше меня никто не обыскивал. Что я всё время был в наручниках с руками за спиной, сидя один на заднем сиденье автомобиля в это время. Масса  нарушений и странных моментов во время досмотра и задержания подтвердилась. В том числе, что у меня был некий другой, работающий мобильный телефон, а не тот, разбитый, который изъяли и записали в вещдоки. Всё это в показаниях понятых на судебном заседании – стенограмма от 18.06.2019 г. Приложение 25 на 40 листах.
     Безусловно, масса вопросов по делу. И большинству коллег и соратников понятны заказчики всего этого, что произошло за 9 месяцев сложного в моей судьбе. Из обращения казаков Невской станицы по т. н. «делу Каклюгина»: «Православная общественность убеждена, что предъявленные обвинения тесно связаны с его разоблачениями деструктивной деятельности “Национального антинаркотического союза”. Задержание Николая Каклюгина произошло вскоре после того, как в интернете появился его фильм “Национальный антинаркотический союз – сектантская империя”… /… /… Эти структуры имеют сильных проамериканских покровителей». См. полностью Приложение 29 на 2 листах.
     Но кто страшнее – прозападные секты или российские «оборотни в погонах»? Прошу Вас разобраться и принять меры прокурорского реагирования в отношении вторых. А мы, как я освобожусь в ближайшее время, продолжим заниматься первыми.
     Приложения на 133 листах.
     С уважением, Николай Каклюгин.
     26 июля 2019 года.
 
     

 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.