СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

За кадрами фильма Чавчавадзе

07 декабря 2019 г.

Андрей Мановцев. "Сегодня.ру"

К выходу фильма «Цареубийство. Следствие длиною в век»

Недавно в информационном пространстве появился документальный фильм "Цареубийство. Следствие длиною в век", автор — Елена Чавчавадзе. После ночного показа по телевидению возникла возможность скачивать этот фильм или смотреть онлайн в интернете.

 

Автор убеждена в принадлежности "екатеринбургских останков" Царской Семье. Ее убежденность способствует цельности фильма, но не способствует его правдивости. В фильме нет и тени критичности, не говоря уж о том, что многое искажено. Неискушенный зритель должен поверить, что все в порядке: белое следствие 1918-1919 гг. просто не успело обнаружить захоронение "под мостиком", хотя и подошло к открытию вплотную. А после обретения "екатеринбургских останков" летом 1991 года, равно и находки 2007 года, требуется лишь уточнение деталей, нужно подождать...
Если бы останки были царскими, это была бы величайшая национальная святыня, мощи святых, значимость которых для России — особая. Если же это не царские останки, то утверждать их принадлежность Царской Семье означает шутить с огнем. Не говорим уж о стилистике фильма, до оскомины знакомой, советской. В фильме замалчиваются все возражения в отношении единственной внедряемой в сознание зрителя версии, и заново озвучить их вполне актуально. Тем более, что сборник статей "Екатеринбургские останки. Независимые исследования" (СПб "Свет" 2018, см. дайджест, в котором есть и ссылка на издание сборника в электронном виде, в дальнейшем — Сборник) уже не оставляет сомнений: останки царскими быть не могут.

В настоящей статье изложение, по необходимости, ведется тезисно. Будет невозможно обойтись без повторения сказанного и, прежде всего, стоит привести слова из заключения Св. Синода о создании новой Патриаршей комиссии от 30 сентября 2015 года: «Позиция Русской Православной Церкви по вопросу установления подлинности останков была и остается неизменной. Церковь настаивает на обеспечении максимальной объективности, научности, абсолютной открытости и максимальной прозрачности исследования на всех этапах его проведения» (выделено мною – А.М.).

Увы, в течение прошедших (уже 4-х) лет православная общественность не имела возможности убедиться ни в открытости, ни в прозрачности проводимых исследований. В особенности это относится к последним полутора годам: сколь бы серьезными ни были замечания и наблюдения со стороны независимых исследователей.имело место лишь полное молчание и отказ портала «Православие.ру» публиковать материалы критического характера, связанные с останками. В частности, вот уже год, как вышел упомянутый сборник, в ответ — молчание. И вдруг — фильм!

Не станем обсуждать его с точки зрения кинематографической. То, что основано на неправде и полуправде, удачным быть не может. Так или иначе, г-жа Чавчавадзе сделала определенное публичное высказывание, претендующее на весомость и значимость. Предоставим собственной совести тех, кто, принимая участие в фильме, солидаризировался с этим высказыванием — хотя участникам, так же, как и автору, должно быть известно, что критика версии, верность которой они так искренне подтверждают, имеет серьезный характер. Лишний раз подчеркнем эту серьезность, раздвинем шоры, в которых фильм держит зрителя, и воспользуемся поводом для ответного высказывания. Мы коснемся всех ключевых моментов.

СОЖЖЕНИЕ ТЕЛ

Первая серия фильма, посвященная белому следствию 1918-1919 гг, выполняет две задачи: 1) убедить зрителя, что сожжения тел расстрелянных в Ипатьевском доме не было; 2) отдать должное подвигу следователя Н.А. Соколова, каковым отданием должного усилить впечатление от выполнения первой задачи.

Стоит иметь в виду, что в течение 26-ти лет официальных исследований "екатеринбургских останков" версия Соколова о сожжение тел на Ганиной Яме серьезно вообще не рассматривалась ни одним (!) из проводившихся с 1993 года следствий. Происходило лишь то "размывание" версии, какое весьма выразительно демонстрируется в фильме. Мол, летом 1918 года следы сожжения обнаружены не были, в своих выводах Соколов вовсе не был уверен, почему и продолжил исследование (хоть и не будучи в состоянии делать это на месте преступления), те или другие лица, утверждали, что сожжения не было, и пр., и пр. Делаются подобные утверждения, с одной стороны, как бы естественно, без нарочитости, а с другой стороны, сквозным образом и вполне настойчиво... Автор не подумала о возможности обратного эффекта.

Добросовестное следствие не имеет права так относиться к какой-либо версии, тем более, к той, без опровержения которой его выводы обесцениваются. Оно обязано прорабатывать каждую версию. И нетрудно догадаться, что версия Н.А. Соколова не прорабатывалась просто для того, чтобы следствие не стало обязанным признать ее справедливость.

Читатель имеет возможность составить свое представление о версии Соколова, познакомившись с соответствующей главой Сборника, упомянем здесь книги П.В. Мультатули «Убийство царской семьи» (М.2016), «Екатеринбургская Голгофа» (М.2018), а также статью судмедэксперта Ю.А. Григорьева «Тела сожгли у Ганиной ямы».

Отметим несколько важных моментов, сознательно скрытых в фильме или искаженных.

1. В фильме не упоминается большое кострище, обнаруженное Соколовым (диаметром 3 метра!), но прямым текстом говорится, что кострища были лишь небольшие... Здесь, однако, необходимы объяснения. Формально никакого вранья, ибо в фильме подчеркивается приоритетность наблюдений на Ганиной яме летом 1918 года, а Соколов нашел большое кострище только через год. Опять же, формально говоря, можно допустить, что за год его кто-то сделал. Зачем? Оно просто было припрятано, замаскировано преступниками, вот поначалу его и не нашли.

2. В фильме говорится о большом количестве горючих веществ, доставленных на Ганину яму 17 и 18 июля 1918 года. Но говорится с преуменьшениями и смазано, не подробно, так, как будто одно лишь это и послужило для Соколова обоснованием его объяснений, но вполне могло быть связано и с сожжением одежды...

3. Судя по фильму, то огромное количество серной кислоты, которым располагали преступники, старавшиеся скрыть преступление, было использовано ими в Поросенковом логу при захоронении. Однако известно, что на останках были обнаружены только следы воздействия какого-го агрессивного вещества, может быть, и из почвы. Во всяком случае 170 литров кислоты многовато для одних лишь «следов воздействия». И как раз нормальное количество для уничтожения множества недогоревших костей.

4. В фильме показаны драгоценности, найденные на Ганиной яме, но не говорится о том, что там были найдены и разрубленные драгоценности! Есть ли иное тут объяснение, чем то, что тела разрубались для сожжения? Или, может быть, их подбросили! Те же лица, наверное, которые и большое кострище сделали для отвода глаз... Примечательно, что указанный момент с драгоценностями возникал на конференции в Сретенском монастыре 27 ноября 2017 г. (в дальнейшем — Конференция), но объяснения, данные в этой связи М.В. Молодцовой, были весьма несуразны. Из них следовало, в частности, что следствие совсем не рассматривало данной улики. Яркое проявление того, что версия Соколова не прорабатывалась.

5. В фильме умалчивается о том, что на Ганиной яме было найдено более 20 оплавленных кусочков свинца — пуль, лишенных оболочек. Объяснение Ю.А. Григорьева: пули находились в телах, при сожжении тел свинец растекался, а медные оболочки растворились в кислоте. Если же тела не сжигались, то откуда бы взяться таким кусочкам? Может, их подбросили? …Но оставим едкие замечания.

Наконец, нельзя не сказать и об уверенности Соколова в собственных выводах. Он был монархистом, безгранично преданным сверженной династии Романовых, и не стал бы подписывать свой доклад вдовствующей Императрице Марии Федоровне со столь ужасными подробностями касательно гибели ее сына, если бы не был уверен в своих заключениях.

ЗАХОРОНЕНИЯ ТОЙ НОЧЬЮ БЫТЬ НЕ МОГЛО

В фильме упоминаются путевой сторож Василий Лобухин и его сын Яков, дававшие показания Н.А. Соколову и свидетельствовавшие, что в ночь с 18 на 19 июля 1918 г. автомобиль застрял в Поросенковом логу недалеко от переезда № 184, и что красноармейцы приходили к ним за водой, т.к. двигатель перегрелся. Показания Лобухиных будто бы подтверждают захоронение останков той ночью: вот, мол, слышно было и ржание коней, находившихся рядом с машиной. Серьезный аргумент, ничего не скажешь.

Однако в фильме не говорится о том, что в ту ночь семейство Лобухиных было вынуждено давать приют не менее, чем 15 человекам, ехавшим на дачу в сторону Коптяков и задержанным красноармейским кордоном. Не говорится и о степени близости «мостика под шпалами» и переезда № 184 — 200 метров, от переезда вполне просматриваемое открытое место. Если бы и вправду все было так, как описано в «Записке» Юровского, не заметить происходившего (костра, к примеру) было бы невозможно: кто-то из 15-ти человек должен был ночевать на улице. Но Лобухины говорили только о ржании коней. Более того, забирая наутро с «мостика» украденный ночью тес, В. Лобухин не увидел ничего особенного, никаких признаков имевшей будто бы место ночной деятельности.

Подчеркнем, что Юровский не мог быть в ту ночь на Поросенковом Логу. Об отъезде коменданта ДОНа в Москву белому следствию давал показания кучер Елькин. Показаний два (в сентябре 1918 года и в ноябре того же года), во многих деталях совпадающих, но по сентябрьским показаниям Юровский уехал в ночь с 18-го на 19-е июля, а по ноябрьским — в ночь с 19-е на 20-е. Предпочтительность вторых показаний ничем не подтверждается. (см. статью А. Мановцева и В. Афонского «К вопросу об отъезде Юровского из Екатеринбурга в июле 1918 г»). Итак, вполне возможно, что Юровский просто уехал в Москву в ту самую ночь. Но даже если он не уезжал, то, по рассказу Григория Никулина, вторую половину дня 18-го числа провел в Ипатьевском доме, отмывая от крови, вместе с Никулиным и Кабановым, драгоценности, привезенные с Ганиной ямы. Это никак не согласуется с тем, что сказано в «Записке» Юровского, по которой он будто бы занят был доставанием транспорта для увоза тел из Урочища.

ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ОТСУТСТВУЕТ

«Записка» Юровского, и это совершенно естественно, играет для следствия и, соответственно, для фильма Чавчавадзе ключевую роль. В фильме она постоянно упоминается как вызывающий полное доверие документ.

Впервые в истории криминальных исследований следствие безоговорочно доверяет... преступнику! Так безоговорочно, что в течение 26 лет не собралось провести историческую экспертизу пресловутой «Записки», вряд ли и сейчас проведет. А вопрос об этом, с 1990-х годов, неоднократно ставился. В этом плане удивительным диссонансом — как правдивый! — воспринимается в фильме Чавчавадзе эпизод с академиком В.В. Алексеевым, рассказывающим об отказах В.Н. Соловьева признать необходимость исторических обоснований.

Доктор исторических наук, профессор Ю.А. Буранов (1933-2004), крупнейший историк-архивист, занимавшийся много лет темой гибели Романовых, в 1997 году обнаружил исходный текст «Записки Юровского» (в фильме об этом ни слова), а именно текст рукописный, рука — академика М.Н. Покровского, видного большевистского деятеля, первого фальсификатора нашей истории. В сборнике статей «Правда о екатеринбургской трагедии», вышедшем в 1998 году под редакцией Буранова, ряд публикаций посвящен «Записке». Мнение Буранова было однозначным: это фальсификат.

Если же отнестись со вниманием к тексту «Записки», обнаруживается, что она представляет собой пошаговую ложь. Эпизод за эпизодом, в ней описанные, могут быть подвергнуты сомнению и в большинстве случаев обличены как лживые. Примечательно, что лживость одного из эпизодов обличает в фильме сама Л.А. Лыкова, доктор исторических наук, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории (ничего не говоря об этом и явно не задумываясь о своей неосторожности).

Дело в том, что Юровский утверждает в «Записке», будто до ночи с 16 на 17 июля 1918 он года не бывал на Ганиной Яме, а Людмила Анатольевна совершенно справедливо говорит, что бывал, и обоснование этому приводит. Для того, чтобы заметить лживость, а порою несуразность «Записки», нужно простое здравомыслие и некоторое знакомство с темой цареубийства. Отсылаю читателя к Сборнику или к своей статье «О доверии к «Записке Юровского» не может быть и речи». Тут, правда, нельзя не упомянуть о возражениях Юрия Александровича Жука «Мнимые противоречия подлинного документа», но тогда уж и об ответе «писателю» (как он назван в фильме).

Кратко расскажу о самой большой несуразности, содержащейся в «Записке» (написанной, напомним, Покровским, с окрестностями Екатеринбурга вряд ли знакомым и допускавшим неизбежные небрежности). Если верить ее тексту, то машина с трупами, подъехав к переезду № 184, преодолевала остававшиеся 200 метров до окончательного застревания в течение... 5-ти часов! Я озвучил вопрос об этом на памятной Конференции (здесь видеозапись; см. начиная с 26-й минуты «Финальной дискуссии») — Людмила Анатольевна Лыкова начала свой ответ со слов о том, что работает в данной теме 25 лет... Владыка Тихон, подождав, заново спросил Людмилу Анатольевну, как же насчет двухсот метров за пять часов, но ответа не получил.

ТАК ЧТО С ИДЕНТИФИКАЦИЕЙ?

Обращает внимание, что словосочетание «генетические экспертизы» в фильме не звучит (или почти не звучит). Как будто не на них все основывалось с 1993 года! Что ж, тут грамотный, аккуратный ход. Выражение «генетическая экспертиза», прямо скажем, девальвировано... Хотя, казалось бы, как так может быть? «Закон Ньютона» не может ведь стать «девальвированным». Но не в науке дело, а в способах ее применения, в доверии к ним.

Напомним, что при всех трудностях популярного изложения предмета, прозрачность генетических экспертиз в случае общественной значимости вполне достижима — тому примерами служат исследования останков Ива Монтана (1998) или Ясира Арафата (2012).

Что же касается «екатеринбургских останков» (исследования 1990-х годов, исследования находки 2007 года, недавние исследования), доверие к их изучению, конечно, предполагалось, но решительно ничем не обеспечивалось.

Ни в 1990-е годы, ни в 2007 году, ни в недавнее время не было предъявлено никаких документов, которые свидетельствовали бы о том, что в лаборатории исследуются те самые образцы, которые связаны с останками. Даже вопроса о подобном контроле не ставилось. Таким образом, генетическая экспертиза «екатеринбургских останков» не только не является прозрачной, но ее можно считать герметически сокрытой.

В связи с данным вопросом нельзя не коснуться (по необходимости кратко) трех моментов.

1. Ю.А. Григорьев неоднократно обращал внимание на неправомочность генетических исследований в случае «екатеринбургских останков». Почва Поросенкового лога — болотистая. Тела, в ней находившиеся, должны были подвергаться так называемому торфяному дублению. А при этом процессе ДНК разрушается. В случае же находки 2007 года генетическая экспертиза останков, побывавших в огне, смысла не имеет.

2. В 2003 году крупнейший российский генетик Лев Животовский с американским коллегой Алеком Найтом провел сравнение генетических данных пальца великой княгини Елизаветы Федоровны и Государыни Александры Федоровны (родных сестер) — совпадения не было! Это исследование многажды безосновательно высмеивалось В.Н. Соловьевым. Однако совсем недавно на «Русской народной линии» вышла подробная публикация на эту тему.

3. Представьте житейскую ситуацию, в которой некая особа женского пола желает доказать отцовство некоего мужчины в отношении ее ребенка с помощью генетической экспертизы, располагая документом о проведении таковой. В то же время предполагаемый отец имеет неоспоримое алиби на тот период времени, когда должно было состояться зачатие. Такие случаи бывали. Всякому ясно, что суд решал не в пользу особы женского пола. Похожая ситуация с останками, разве что о (необходимом!) суде и речи нет.

Всякому становится ясно, что останки не царские, как только он познакомится с результатами историко-стоматологической экспертизы (к примеру, в Сборнике), что и является предметом следующего пункта.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИСТОРИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Буквально через день после памятной Конференции, а именно 29 ноября 2017 года на портале «Православие.ру» появилась первая публикация Э.Г. Агаджаняна (стоматолога ), А.А. Оболенского (историка) и Л.Е. Болотина (историка) под названием «Заключение специалистов».

Здесь мы скажем только о черепе № 4, приписываемом Императору. Зубы этого черепа долгое время не подвергались лечению и находились в скверном состоянии. Профессор В.Н. Трезубов (например, на Конференции) дал объяснение: мол, Государь страдал дентофобией, боялся лечить зубы. В упомянутой только что статье это объяснение полностью опровергается — основательно, с привлечением исторических документов, относящихся к Императору, а также к тогдашнему уровню стоматологии (анестезия, например, была уже вполне развита).

Вывод однозначен: череп № 4 Императору принадлежать не может. Но кем он сделан, такой вывод? «Каким-то» стоматологом и «каким-то» историком. Да кто они такие? Таков отзыв на статью «Заключение специалистов» со стороны проф. В.Н. Трезубова и В.Л. Попова, довольно быстро появившийся на портале «Православие.ру» и не содержащий ни одного замечания по существу. С тех пор прошло два года.

К лету 2018 года Э.Г. Агаджанян и А.А. Оболенский опубликовали (в частности, и в светских СМИ) около 20 работ, посвященных проблеме стоматологической идентификации останков и в стоматологической части опиравшихся на издание стоматологических экспертиз, проводившихся в Москве покойным Г.А. Пашиняном, в Санкт-Петербурге — В.Л. Поповым.

Вывод однозначный: останки не царские. Естественно, все материалы Агаджанян и Оболенский направляли в Патриаршую Комиссию и в СК РФ. Никакого ответа. Год назад выходит Сборник — никакого ответа И за последний год – никакого ответа.

Отсылаем читателя к Сборнику. Все же приведем одну иллюстрацию, краткую и внятную. У В.К. Татьяны Николаевны были хорошие зубы. Она обращалась к зубному врачу только два раза. В то же время на зубах черепа № 6, приписываемого Татьяне Николаевне, имеется 23 пломбы. Вывод однозначен: череп не тот. То же с другими останками, только требует бОльших подробностей.

СОМНИТЕЛЬНОСТЬ ФИГУРЫ ГЕЛИЯ РЯБОВА

«Кому же верить? Правда и ложь о захоронении Царской Семьи» — так называется книга князя Андрея Кирилловича Голицына, выходившая в 2011 и 2013 гг. Андрей Кириллович в 1990-е годы был председателем Дворянского собрания и тем самым оказался включен в Правительственную Комиссию, занимавшуюся «екатеринбургскими останками». Книгу он написал, основываясь на множестве сохранившихся у него документов. В ней — несколько десятков приложений (документов). Заинтересовавшийся читатель может познакомиться с дайджестом.

Книга князя Голицына — несмываемое свидетельство тенденциозности и лживости в работе Комиссии. Тем отраднее встречать в ней светлые моменты и светлых личностей.

Рябов к таковым не относится. А.К. Голицын показывает, сколь невозможно доверять Рябову и Авдонину в их свидетельствах об исходной находке останков 1979 года. Энтузиасты противоречат друг другу, а иногда и каждый сам себе. В сущности, их следовало бы подвергнуть судебному допросу, но Рябов давно уже в могиле, а Авдонин не смог бы давать показания. Интересен рассказ о Рябове князя Зураба Михайловича Чавчавадзе в пространном предисловии к книге князя Голицына. Предисловие называется «Фальшивонотчики» и выразительно показывает, как в конце 1980-х, начале 1990-х годов буквально у всех энтузиастов отыскания «царской могилы» в их действиях и словах звучала фальшивая нота. Издал ее и Гелий Трофимович.

Придя к Зурабу Михайловичу (опускаем объяснения, зачем, подчеркнем, вслед за князем Зурабом, что Рябов пришел к нему в первый раз и с серьезной просьбой), Гелий Трофимович, увидев в комнате икону, положил перед ней три земных поклона... что происходило в 1989 году, причем Рябов был сотрудником МВД СССР и вполне высокопоставленным. З. Чавчавадзе пишет: «... на нас с женой эти неловкие коленопреклонения произвели эффект той самой коробящей фальшивой ноты» («Кому же верить? Правда и ложь о захоронении Царской Семьи» М. 2013, стр.14).

Впрочем Елена Николаевна, в недавних интервью в связи с выходом фильма, искренне покаялась в тогдашнем нерасположении к Гелию Трофимовичу, сменила его на дифирамбы — не заметив, конечно, что теперь и сама попала в «фальшивонотчицы».

Главное, конечно, не в подобного рода наблюдениях. Рябов открыто обнаружил, что является персоной нон-грата, когда в Думских слушаниях 1998 года промолчал на вопрос о том, как же в 1979 году могли быть извлечены три черепа из могильника, если, по имеющимся данным, два из них находились вне пределов достижимости (см. первый вопрос в письме В.Л. Попова священноначалию Русской Православной Церкви, опубликованном в октябре 2007 г.).

В фильме Елены Чавчавадзе упоминается покровительство министра МВД Щелокова Рябову, каковым покровительством и объясняется возможность беспрепятственного вскрытия могильника летом 1979 года. Однако в фильме не говорится о том, что Свердловск был городом на особом положении в плане секретности, и что тема Романовых была настолько запретной, что всякий человек, появлявшийся в окрестностях деревни Коптяки, брался «на заметку», если не был известным местным. Читателю стоит познакомиться с очерком П.В. Мультатули «Находка Г.Т. Рябова и ее сомнительность» в Сборнике. Историк напоминает, что председатель КГБ Андропов ненавидел министра внутренних дел Щелокова, и когда бы последний не согласовал действий Рябова с первым, то дал бы слишком серьезный повод для «всесильного ведомства»: тема-то Романовых!

ЗАГАДКА ПОРОСЕНКОВА ЛОГА

При герметической закрытости секретных архивов вряд ли мы узнаем (в ближайшем будущем, во всяком случае), как появилось захоронение в Поросенковом логу. Все же кое-что можно сказать, а именно по поводу той версии, что захоронение появилось в 1946 году стараниями НКВД. Приведем заново отрывок из книги В.В. Алексеева «На перепутье двух эпох. Воспоминания современника и размышления историка». (Екатеринбург: АМБ, 2013), уже приводившийся в статье «Останки не царские».

Вот что пишет Вениамин Васильевич: «Вызывает много вопросов сокрытие предполагаемых трупов членов царской семьи и их последующее обнаружение. Об этом написано немало, но до сих пор документально не подтверждено, что именно они в июле 1918 г. были закопаны под мостиком из шпал на Коптяковской дороге под Екатеринбургом, а в июле 1991 г. извлечены. В архиве ФСБ по Свердловской области обнаружил директиву заместителя Л. Берии В. Кобулова, датированную мартом 1946 года, которая ставила задачу возвращения к царскому делу, но с итогами выполнения этой директивы мне не разрешили познакомиться. В печати промелькнуло сообщение, что она касалась захоронения Романовых. На меня обрушился град критики за сомнение в подлинности могилы 1918 г. Однако через пять лет появилось сообщение хорошо информированного профессора Дипломатической академии РФ В. Сироткина о том, что в 1946 году американцы подняли вопрос о наследнице романовских драгоценностей — Анастасии (Андерсон), в ответ на который «Сталин в том же году поручает соорудить под Екатеринбургом «могилу» расстрелянной царской семьи, закрывая вопрос о Великой княжне» (Сироткин В. Царево золото. Мир истории. 2002. №12, стр. 39). Эту операцию, под названием «Крест», курировал ближайший соратник Сталина Молотов» (Указ.соч., стр. 215). Оставим в стороне, как высмеивал В.Н. Соловьев В.В. Алексеева за версию 1946 года. Интереснее то, как эта тема прозвучала на Конференции. Вопрос по ней задал с места А.Д. Степанов, ему отвечал В.С. Христофоров, доктор юридических наук, занимающийся историей ВЧК-КГБ. А именно, он как эксперт заявил об отсутствии каких-либо документов, свидетельствующих об интересе НКВД к царской теме в 1945-1946 гг. ' frameborder='0' allowfullscreen>

Скажем прямо, г-н Христофоров сказал неправду, ибо десятки таких документов обнаружены в открытом доступе ГАРФ. Здесь нет возможности их описывать, скажем только, что они относятся к весне 1945 года и вызывающие наибольший интерес среди них — это: 1) запросы о переводе царских денег в немецкие банки в 1906 году; 2) запрос царских фотоальбомов...

Что бы ни вложил читатель в поставленное только что отточие, интерес НКВД к царской теме в 1945 году очевиден, и Кобулов был тогда заместителем Берии. Другое дело, что покойный В. Сироткин известен как сторонник признания другой лже-Анастасии, не Андерсон, а Билиходзе, что сильно мешает доверять ему. Но мы видим, что упомянутая в этом пункте версия имеет полное право на внимание, также видим заново уклонение следствия от прямой обязанности — прорабатывать каждую версию, не говоря уж о правдивости. Ясно, что загадка Поросенкова Лога не будет разгадана, пока не будут открыты самые секретные архивы, а следствие не станет честным и добросовестным.

МЕСТО ПУСТО И НЕ СВЯТО

Всем известен правильный православный крест. Над большой поперечиной небольшая, параллельная ей, а внизу — косая поперечина (подножие). При этом левый (для смотрящего) конец косой поперечины находится вверху, а правый внизу. Это связано с тем, что благоразумный разбойник был распят справа от Христа (по отношению к Нему).

И первое, что бросается в глаза, когда начинаешь смотреть фильм Чавчавадзе, неправильный крест над местом, где был «мостик»: левый конец косой поперечины находится внизу. Сразу приходит в голову, что это неслучайно и показывает не только степень воцерковленности ревнителей версии Поросенкова лога, но и вообще — наглядную неправильность места с точки зрения церковной.

За прошедшие 28 лет со дня обретения «екатеринбургских останков» не известно не то чтобы чуда, но хоть дуновения благодати, которое было бы связано с Поросенковым логом или Екатерининским приделом Петропавловского собора в Санкт-Петербурге. Если бы останки получили церковное признание как подлинные, это был бы первый в истории Церкви (да и в истории человечества) случай признания останков святыми мощами на основании научных данных и только!

Обыкновенно, в случае обретения мощей у людей возникала несомненная сердечная удостоверенность в соприкосновении со святыней, бывало несомненным действие Божией благодати, возникала радость. На Конференции был такой случай. Светлана Николаевна Верховская задала Его Святейшеству вопрос с места: «Почему же в случае «екатеринбургских останков» нет никакой радости? Никто не замечал таковой». Патриарх поблагодарил Светлану Николаевну за вопрос и ответил, что Церковь, конечно же, проявит внимание к этой важнейшей стороне проблемы, сейчас же речь идет о научных изысканиях.

Здесь вы можете просмотреть эпизод с вопросом Верховской и ответом Патриарха — в разделе «Дискуссия и обсуждение предыдущих докладов», начиная с 1 часа 5 мин 20 секунд. Отрадный был момент.

Уместно сказать, по контрасту, и о благодатности Ганиной ямы, несомненной для каждого православного верующего, почитающего Царственных страстотерпцев. Упомянем, что из многотысячного Крестного Хода на Царский день (в 2017 году — 100 тысяч, в 2018 — 60 тысяч, в 2019 — 60 тыс.), от Храма-на-Крови на Ганину яму кто-то все же сворачивает и на Поросенков лог: в 2017-м — пять человек, в 2018-м — больше десяти, но меньше двадцати. Народное почитание не учредишь никакими экспертизами.

Незабвенны слова Святейшего Патриарха Алексия II, сказанные в сентябре 2000 года на Ганиной яме по благословении основать там обитель: «Все пространство Ганиной ямы — это живой антиминс, ибо все здесь пронизано частицами святых мощей, уничтожавшихся огнем и серной кислотой». Так Его Святейшество и делом в 1998 году, и словом в 2000-м исповедовал свою убежденность в том, что «екатеринбургские останки» не имеют отношения к Царской Семье.

ЦЕРКОВЬ НЕОДОЛИМА

Кому же верить? Юровскому? Рябову? Елене Чавчавадзе? Поверим Церкви. Ее мнение соборно и предполагает правдивость, открытость и взвешенность. Пусть оно неспешно, мы будем держаться своих суждений по собственной совести, а к Церкви сохраним любовь и доверие.

Конечно, при честном и трезвом взгляде очень трудно представить, что на следующем Архиерейском соборе будет вынесен вопрос о подлинности «екатеринбургских останков», и Церковь примет решение, противоречащее желанию тех, как это говорится обычно, «сил», которым так хочется, чтобы Церковь признала останки подлинными. Проще всего было б счесть необходимыми «дальнейшие исследования» (удобная корректная формулировка) и предоставить решение будущим поколениям, надеясь на то, что вскиснет закваска чистоты, и те, кто будут жить после нас, найдут в себе силы окончательно отвергнуть величайшее для нашего отечества кощунство.

Увы, упомянутые «силы», очевидно, весьма влиятельны, влияют и на Церковь, вынуждая ее участвовать в выполнении «заказа».

Тенденциозный, заказной характер нового витка признания останков подлинными не видит только слепой. Он заметен в герметичной сокрытости генетических исследований. Он весьма выразительно сказался в превращении ряда знаменитых ученых в печально знаменитых. Крупнейший российский судмедэксперт В.Л. Попов «прославился» своими поисками следа от сабельного удара на черепе № 4 и соответствующим докладом на Конференции. Никакого следа там нет, но на статью Ю.А. Григорьева «Фантазии экспертов и бритва Оккама» (см. также в Сборнике) об этом В.Л. Попов ответил самоубийственным молчанием.

Крупнейший российский антрополог В.Н. Звягин в 1998 году на конференции в Москве внятно и просто показал, что скелет № 4 — это скелет больного, сутулого и полного человека, так что не может иметь отношения к Императору. Однако на Конференции Звягин был одним из докладчиков. Вся Конференция, начиная с ее организации (основные доклады по 20 минут, а это доклады только в пользу признания, замечания с места — по 3 минуты), была несомненно тенденциозной. В частности, О.Н. Куликовской-Романовой обещали возможность выступить, но выступить не дали (см. текст ее заявления в Сборнике). Крупнейший российский ученый-стоматолог В.Н. Трезубов «прославился» настойчивым утверждением, будто Царь страдал дентофобией, боялся лечить зубы. А теперь и он, и В.Л. Попов молчат много месяцев в ответ на историко-стоматологическую экспертизу, основанную на их же добросовестных, доскональных исследованиях начала 1990-х годов. Хороша же научность! Сплошной позор! Позор и для Церкви «воинствующей». Она ведь на то и воинствует, чтоб остекалась всякая ложь и всякая скверна, а тут, наоборот, привлекается. В истории ее то ли, однако, бывало! Бывали и лже-соборы. Но время все ставило на свои места, поставит и теперь, а «силы» не одолеют.

Вспомним героическое стояние Церкви за правду в 1998 году. В упоминавшейся книге А.К. Голицына показано, сколь сильным было давление на Церковь со стороны властей — и в 1996, и в 1998 годах. Церковь выстояла, выстоит и теперь. Мужество в ней не оскудело.

Хотелось бы поделиться, при этих словах, что, пожалуй, самым тягостным в последние годы было впечатление от духовных лиц, которые, будучи ранее горячими противниками признания останков царскими, быстро перелицевались в сторонников — не то чтобы горячих, а так, конъюнктурных. Они стали говорить теперь: «Как решит Церковь», не замечая, что записались в ряды «фальшивонотчиков», ибо за этим читалось «Как начальство скажет».

Но были и примеры настоящего мужества. Иначе не оценишь статью прот. Леонида Константинова (настоятеля Николо-Иосафовского собора г. Белгорода) под названием «Екатеринбургские останки» — подвиг Царственных Страстотерпцев и его значение» в 3-х номерах «Белгородских епархиальных ведомостей» — за январь, февраль и март 2018 г. Обращает внимание время публикации — начало 2018 г.

Относительно останков отец Леонид приводит обстоятельные соображения, полностью отвергающие возможность признания их царскими, а в последней части обращается к осмыслению святости Царя-мученика и восприятия этой святости нашим народом. Мысль простая: «Святость определяется действием Божественной силы, а не человеческим мудрованием».

Священник напоминает, каким напряжением сопровождалось время перед канонизацией Царской Семьи, какими спорами и пр. «А число почитателей святого Государя неудержимо росло, - пишет отец Леонид. - Точно так же будет и с попыткой навязать народу лжемощи — их не примут».

Примечательно, что в этой статье никак не упоминается новейшая ситуация, как будто нет новой комиссии, не назначено новое следствие и не было только что Конференции. Поначалу удивляешься, а потом понимаешь, как это мудро: «не то» должно схлынуть, а «то» — всегда с нами! 

Источник:



© Национальный медиа-союз,
2013-2020 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru